До восшествия на престол в своей обычной не царской жизни Никифор Геник занимал пост логофета геникона, т.е. министра финансов. Квалифицированный специалист и умный человек, он и на троне продолжал успешно заниматься знакомым делом, совершенствуя кредитно-налоговый механизм и пополняя казну, опустошенную предшественниками. Однако император это прежде всего, полководец, Но талантом военачальника Никифор 1, увы, не обладал, А врагов у Ромейского царства всегда хватало.
Пожалуй, самым опасным из них был основавший новую болгарскую династию хан Крум (803-814 гг.). Этот правитель, происходивший из пан польских болгар, проводил агрессивную внешнюю политику. И правда, до Византии очередь дошла не сразу. Для начала болгары в союзе с франками разгромили Аварским каганат. Падение некогда могучей державы имело огромный резонанс по всей Европе Болгарское царство стало граничить с империей Карла Великого, С Крумом приходилось считаться. Его опасались другие государи.
Никифора и его окружение очень беспокоили попытки болгар подчинить славян Македонии. По-видимому, власть Константинополя распространялась на эти территории лишь номинально и воинственный Крум решил прибрать их к рукам, В таких условиях всякие переговоры становились бессмысленными. Фактически Византии предлагалось капитулировать.
Василевс Никифор очень не любил воевать. Ромеям совсем недавно с огромным трудом удалось отразить арабское вторжение в Малую Азию (ущерб подсчитывали до сих пор). Однако со всех сторон императору твердили,что он обязан лично встать во главе армии и отбросить наглеющих варваров за Балканы.
В 807 г, автократор выступил в поход, поузнав о Заговоре в столице, он повернул из Адрианополя назад. Для Крума неудачное наступление византийцев послужило предлогом для более активных действий.
Весной 809 г. большое болгарское войско перешло Балканы и осадило Сердику (современная София), Помощи гарнизону ждать было неоткуда. Ромеи капитулировали, подучив гарантии личной безопасности. Но оказалось,что Круму пагглевать наданное слово. Ведь победа тел ей не судят. Хан приказал перебить шесть тысяч пленных и немалое число горожан ,оказавшихся в его власти.
Изыскивая средства для новой войны, василевс ввел дополнительные налоги, причем, дело неслыханное, ими облагались даже церкви и монастыри. По всей стране собирались налоговые недоимки запрошлые годы. С той же целью продавались казенные и церковные земли. Властям пришлось прибегнуть, выражаясь современным языком, к принудительному государственному займу. Как профессиональный финансист Никифор сделал все возможное для подготовки и материального обеспечения будущей кампании оценить численность армии в 60-70 тысяч человек. Правда, большую часть из них составляли ополченцы-етратиоты, необученные и плохо вооруженные (иногда лишь пращами и дубинами).
В мае 811 г., собрав воедино воинские Кинтингенты фракийских и азиатских фем, автократор отбыл в роковой поход. Эта кампания имела для болгаро-византийских отношении очень важное значение, и о ней стоит рассказать подробнее.
Даже разделенные на несколько колонн, многочисленные войска ромеев двигались из разных исходных пунктов очень медленно. Их задерживали остановкит которые приходилось делать для организации снабжения продовольствием всей этой трудноуправляемой массы людей.
Лишь в июле армия сосредоточилась наконец у столь известной по предыдущим кампаниям крепости Маркеллы. На состоявшемся военном совете обсуждался план Дальнейших действий. Большинство представителей высшего командного состава высказались за скорейший переход через Балканы и нанесение удара по Плиске — политико-административному центру Болгарии.
Основные черты этого плана вскоре стали известны болгарам. Дело в том,что к ним бежал близкий доючадец » Никифора — пеки и Византии, Причем человек этот явился не с пустыми руками. Перебежчик прихватил с Собой царскуюодеаду и сто фунтов золота. Среди ромеев пошли разговоры, что такое пронсшествие является плохим предзнаменованием, но командование менять ничего не стало. Это действительно было пи к чему, гак как данные о численности византийского войска и намерениях противника произвели на Крума невыгодное впечатление. Имевшиеся в его распоряжении силы не позволяли на равных сражаться со столь грозным врагом.
Хану ничего не оставалось, как предложить Никифору заключить новый мирный договор, но василевс отверг его, как пишет летописец «из-за своей злонамеренности и по единодушному мнению своих советников».
20 июля 811 г, византийская армия двинулась к горным проходам. Болгары,не вступая в бой, начали отходить на север. Выбранная ими тактика может свидетельствовать о двух обстоятельствах. Во-первых, ромеи обладали явным численным превосходством. Во-вторых,они наступали сразу по нескольким, примерно параллельным, маршрутам. Очевидно, были выбраны дороги через Вырбишекии, Ришский и Айтоский перевалы. Этот маневр создавав реальную угрозу обхода и окружения главных сил Крума, поэтому им пришлось отступать,выходя из-под удара.
Форсировав Балканы и выйдя на равнину, ромеи вступили в боевой контакт с неприятелем. Они атаковали и нанесли поражение 12-тысячному отряду болгарских воинов, а на подступах к Плиске разбили выступившее им навстречу 50-тысячное ополчение (обе приведенные цифры возможно завышены).
Как и планировал Крум, ему удалось сберечь главные силы своего войска, по после понесенного двойного поражения участь болгарской столицы была решена. Византийцы без боя заняли город, а затем предали его огню и разграблению, Множество жителей, без различия пола и возраста, были умерщвлены.
Крум деятельно готовился к переходу в наступление, Он понимал, что обремененные добычей византийцы не смогут преследовать его поскорее всего, вернутся на свою территорию, Поэтому хан принял решение, выйдя противнику в тыл, отрезать ему путь к отступлению.
Ситуация благоприятствовала ему. Преодолев горные проходы, ромеи не организовали их охрану, А болгары, совершив успешный обходной маневр, заняли теснины и основательно укрепили их. В ущельях были сооружены засеки, деревянные стены из стволов деревьев,вырыты глубокие рвы.
В ночь с 25 на 26 июля 811 г. у их входа в Вырбишский проход болгары атаковали вражеский лагерь одновременно с нескольких направлений и взяли его приступом. Судя по всему, нападение застало ромеев спящими. Многих из них убили прежде,чем они успели взяться за оружие. После разгрома гвардейских частей василевса паника охватила оставшихся. Теперь каждый думал лишь о собственном спасении и бежал, не выбирая дороги. Началась настоящая резня.
Все зто время Никифор I не выходил из царского шатра. Тут его и нашли мертвым. По одним данным, он погиб от руки болгарского воина, по другим,его прикончили своп в ночной неразберихе.
Правда,во второй половине 8ll г. болгары почти не предпринимали активных действий против империи. Лишь приморский город Девельт (у современного Бургаса) сдался им после короткой осады. Жители изъявили хану полную покорность, но он все равно переселил их за Дунай.
В начале нюня следующего 812 года Михаил выступил в поход во главе войск,собранных стратнгамн. Василевс очень старался щедрыми да рамп привлечь к себе высший ко мандный состав армии,но никакие выплаты не прибавили ему авторитета. В войске начался бунт. Солдат с трудом успокоили уговорами и денежными раздачами, но затем все равно пришлось возвращаться в Коистантинополь. А там Михаил столкнулся с заговором придворной клики, который был с трудом подавлен.
Разложение в стане противника вдохновляло Крума на новые подвиги. Его войска продолжали наступление во Фракии и Македонии. Ужас перед вражеским вторжением оказался настолько велик, что жители Анхнала, Перрон. Фнлпппополя бросили города и разбежались по окрестностям. Паника распространялась за Адрианополь до самых стен столицы. Оценивая впоследствии ситуацию, летописец Феофан сообщал, что это был настоящий гнев Божий.
Ничто не закрывало болгарам путь к Царьграду, но Крум понимал, что такую сильную крепость ему не взять. В сентябре ои направил в Константинополь славянского князя Драгомира с предложением заключить мир на условиях договора 716 г. По внушению дурных советников Михаил отказался. Чтобы сделать василевса более сговорчивым, хан повел войско на приморскую Месемврию. Около месяца город держался, нo так и не получил никакой помощи. Болгары взяли его, используя тяжелые осадные машины.
В падении крепости Михаил также оказался виноват, хотя и косвенно. Занимаясь секвестрованием бюджета, он сэкономил на жалованье отличного механика, араба по национальности, а потом даже приказал высечь его. Оскорбленный мастер жестоко отомстил за обиду. Он бежал к болгарам и стал у них главным специалистом по военно-пленному челу. По его советам и под руководством у Месемврии были построены различные механизмы, сыгравшие ключевую роль во взятии города.
Узнав об осаде Месемврии литератор Михаил 1 пришел к мысли о неизбежности мпрных переговоров с противником. С этой целью в самом начале ноября он собрал совет с участием высших должностных лиц империи. От ведомства логофета дрома (византийские МИД и почтовое ведомство одновременно) был навлечен почти столетней давности документ — Византииско-болгарский договор 716 г.
Обсуждение его возобновления шло бурно,с обильным цитированием Священного Писания. Больше всего автократораи его сановников не устраивало положение о взаимной выдаче перебежчиков. Ведь многие политэмигранты, оказавшиеся в Византии, становились христианами. Теперь предстояло возвращать их варварам, т.е. на верную смерть. На это обстоятельство особенно напирали монахи Студийского монастыря, принимавшие участие в совещании. С их моральным авторитетом не поспоришь, так что никто из присутствующих не решался взять грех на душу.
Михаил использовал неожиданную передышку для комплектования армии. 15 февраля 813 г. он сам двинулся в поход. По-видимому, это наступление оказалось неожиданным для противннка. Болгары стали отступать, но ромеи их почти не преследовали. Обе стороны понимали, что главная схватка еще впереди.
В Виза и гни развернулись широкомасштабные мобилизационные мероприятия. Наконец в мае 813г. василевс встал во главе армий и повел тагмы на север, Его провожали императрица Мрокоппя.двор и население столицы. Войска напутствовали пожеланиями победы, подчеркивая, что они идут сражаться за веру Христову, Днем 4 мая длинные колонны ромеев окутала неприятная мгла. Солнечное затмение вызвало неподдельны и страх даже у самых храбрых воинов, но в целом части продвигались, не встречая сопротивления.
Крум расцепил остановку вражеской армии как проявление нерешительности ее главнокомандующего. Во главе бплмцош войска он перешел в наступление из Западной Фракии и скоро встал лагерем у Ворсшикии, в 30 километрах от расположения противника. Из сообщений разведчиков скоро стаю ясно,что ромеи по численности превосходят силы Крума.
Пересеченная местность предстоящей битвы была выгодна Круму. Болгары уступили противнику инициативу и отступили полагая, что при спуске с холмов и дальнейшем подъеме его боевая линия расстроится и не сможет слаженно атаковать обороняющихся. Понимали это и в штабе византийской армии. Михаил долго не решался отдать приказ о переходе в наступление. Согласно летописным сведениям, оба войска.» не вступая в бой простояли друг напротив друга семнадцагь дней» пока не наступило 22 июня 813 г.
Сражение началось с атаки Византииекого правого фланга, которым командовал энергичный стратиг Аплак. Нанося удар на этом участке, ромеи рассчитывали опрокинуть левый фланг болгарской армии и, «скатывая в рулон» ее линию,сбросить противника в реку Тунджу, протекающую близ поля битвы. Но суровая реальность опрокинула расчеты василевса и его военачальников.
Сначала воеводы Крума решили,что греки заманивают их каким-то хитроумным маневром, чтобы затем кон грата ковать из засады увлекшуюся преследованием болгарскую конницу. Затем, верно оценив обстановку хан отдал приказ своему сильному правому крылу перейти в наступление.
Обнаружив прорыв неприятеля на левом фланге, вся византийская армия обратилась в бегство. Охваченные паникой люди не думали ни о чем, кроме спасения. Обезумевшие от страха солдаты бросали оружие,стаскивали с себя панцири, погибали под копытами лошадей. Кавалеристы насмерть загоняли коней потом бежали пешком, пока не падали замертво.
Крум перешел в стратегическое наступление. Часть его войск осадила Адрианополь. Главпые силы, не встречая сопротивления, 17 июля вышли к Константинополю.
Болгары широкой полосой расположились вдоль городских укреплений от Золотого Рога до Мраморного моря. Варвары приносили в жертву языческим богам людей и животных. Крум вымылся морской водой,а затем окролнл войско. Жены кланялись своему господину, воины славословили его. Стоял невообразимый шум,а жители столицы, высыпавшие на стены, с ужасом наблюдали за этим зрелищем, и никто не решился пустить стрелу во вражеского вождя.
Для современного человека сама мысль об убийстве главы иностранного государства во время встречи на высшем уровне (хотя бы даже и во время войны) звучит дико, В конце концов даже самых неприятных политпческих партнеров на переговорах не убивают! Но не стоит подходить к оценке поступков людей средневековья с позиции общечеловеческих ценностей XXI века. Византийские военные трактаты действительно допускали и даже прямо рекомендовали убить вражеского полководца во время переговоров. Считалось что такая операция обезглавит вражескую армию и позволит закончить войну. При зтом будут спасены тысячи жизней простых воинов, не говоря уже о мирных жителях Ромейской державы.
Ни о чем таком хан Крум, конечно, не догадывался, когда ему читали послание императора: «Выйди на берег моря с немногими из своих, без оружия, и мы прибудем к этому месту также без оружия на лодке. Поговорим и исполним нее по твоему желанию. Из этих строк следовало, что внзантийцы собираются капитулировать. На следующий день простодушный болгарин отправился в расставленную для него ловушку.
К заливу Золотой Poг хана сопровождали трн человека. Как, и он, все безоружные. Крум сидел, поджав ноги, и смотрел на лодку с царскими делегатами, приближающуюся к берегу. Ступив на сушу, один из них снял головной убор. Вполне естественный жест приветствия, по по этому сигналу из ворот соседней виллы выскочили трое ромейских воинов.
Признаемся, что хитро задуманная спец-операцпя сорвалась из-за нерасторопности группы захвата. Солдаты замешкались, и этих секунд Круму хватило, чтобй вскочить на коня и дать ему шпоры. Засвистели стрелы. Одна из них ранила хана, но догнать его уже не удалось. Из его спутников один был убит на месте «остальных взяли в плен.
Пришла зима, и, когда лед сковал реки, Крум двинул 30-тысячное войско, закованное в железо, в пределы Византии, У Аркад пополя (юго-восточнее Адрианополя) болгары предали огню и мечу всю округу, а жителей увели в полой, Казалoсь, гнев Божий карает ромеев за грехи. Но вскоре именно Силы Небесные спасли империю от разрушения.
Наступила оттепель. Пошли затяжные ливни, которые не прекращались восемь дней. Реки освободились ото льда и вышли из берегов. Дороги исчезли, превратившись в топкие болота. Пятнадцать дней болгарам пришлось ждать, когда спадет вода. Затем они повернули назад, у водя около 50 тысяч невольников и богатуюдобычу (в т. ч. стада скота). Варваров никто не преследовал.
Вскоре из Болгарии пришли тревожные новости. Хан опять собирал огромную армию. Во множестве строились осадные и метательные машины. Болгары готовились к новому вторжению в пределы империи. Все это наводило на ромеев ужас.
В этой ситуации василевс даже не помышлял ни о каком упреждающем ударе. Правда, он обратился за помощью против болгар к императору франком Людовику Благочестнвому, но наверняка и сам не верил в военную поддержку Запада. Оставалась надежда отсидеться за укреплениями Константиншоля. Лен приказал утроить новую степу и выкопать ров у Влахсри (вблизи бухты Золотой Рог), Столица готовилась к обороне,п вновь ее спас случаи.
13 апреля 814 г., в самый разгар военных приготовлений, Крума настигла странная смерть. Изо рта, носа и ушей хана хлынула темная, быстро густеющая кровь. Он скончался, так и не сокрушив давних противников. Долго еще в Константинополе царило ликование...
В Болгарии память о Круме пережила века. После хана Аспаруха,заложившего основы Первого Болгарского царства, Крум стал наиболее выдающимся его правителем. Потом появятся и другие, именно в эпоху Крума Болгария становится державой, с мощью которой приходилось считаться соседям. Военная слава этого государя сопоставима с его достижениями во внутренней политике. Недаром память о Круме увековечена в уникальном мои у мойте, который можно увидеть и сегодня.
После кончины Крума новым ханом Болгарин боилы провозгласили его сыпа Омортага (814-831 гг.). На первый взгляд, такое решение выглядело вполне легитимным продолжением династии. На самом деле все обстояло гораздо сложнее. В силу своего юного возраста Оморгаг не мог проводить самостоятельпую политику. Поэтому молодому хану предстояло осуществлять волю людей, приведших его к власти. Речь идет о нескольких знатных старотюркских родах.
Грозный Крум стремился опираться не только на булгар, но и на вождей славянских племен. Сохранились свидетельства, что он советовался с киязьями, приглашал их на пиры и даже заздравные тосты произносил по-славянски. Боилам-тюркам такие преференции очень не нравились. Возведение на престол Омортага на самом деле означало приход зтих людей к власти и возврат к «булгареким национальным корням». К этому времени некоторые булгары и многие славяне (как знать, так и простолюдины) уже являлись христианами. Кроме того, в Болгарии было расселено немало пленных ромеев-христпан, которые уж точно не относились к числу лояльных подданных. Принадлежность всех этих людей к византийской вере стала рассматриваться в качестве признака политической неблагонадёжности. Beрующие в Святую Троицу воспринимались как вражеские агенты, действующие в интересах иностранной державы.
Языческая реакция обрушила на христиан жестокие репрессии. Множество людей подверглись мучительным пыткам и казням. Им рубили головы, забрасывали камнями, бичевали до смерти. Погиб даже церковный первоиерарх — архиепископ Мануил.
Вместе с тем подобные внутренние чистки ослабили внешнюю политику Болгарин и укрепили позиции Византии. Когда Лев V предложил Омортагу заключить мир и по лучил отказ, василевс сделал правильный вывод: пока противник поглощен смутами, империя может сама перейти в наступление.
В том же 814 году византийцы начали осторожно продвигаться во Фракни. Встреча с войском противника произошла н Бурдпза, близ Аркадиоподя. На этот раз Лев Армянин, лично возглавлявший армию, применил излюбленный тактический прием болгар. Ложным отступлением он завлек пеприягельскую конницу в засаду, а затем стремительно контратаковал ее от борными гвардейскими подразделениями. Болгары были разбиты и с большим уроном откатились назад, а царь триумфально вернулся с трофеямн в Константинополь.
Теперь не только Омортаг, но и его окружение заговорило о переговоpax с Византией. Противники уважали силу друг друга и в 815 г. заключили мир на 30 лет. Скорее всего, это действительно было взаимовыгодное соглашение. Болгары оставляли за собой район Филлпиополя. Ромен получали назад Сердику и начали возрождать разоренные земли Фракии и Македонии. Амортаг заново отстроил сожженную Плиску. Кроме того, стороны обменивались пленными, что было гораздо выгоднее для Византии, так как домой возвращалось множество не только простых воинов, но и высших офицеров, взятых болгарами у Вырбиша в несчастливом 811 году.
Ханы и до этого селили для обороны задунайских земель пленных византийцев. Между 818 и 820 гг. Омортаг перешел в наступление и совершил успешную экспедицию против нового опасного противника к берегам Днепра. На некоторое время венгерская угроза была устранена.
Вернувшись на poдину Омортаг не стал жить в Плеске. Южнее он выстроил для себя новый дворец. Впоследствии на этом месте разросся целый город - Престав, ставший второй столицей Болгарии.
Еше раньше в Византии, в рождественскую ночь 820 г. заговорщики прямо во время праздничного богослужения в дворцовой церкви зверски зарезали императора Льва V. На престол был возведен представитель провинциальной малоа шнекой знати Михаил II (820-829 гг.).
Смена династий не отразилась на характере болгаро-византппских связей. В 823 г. Омортаг помог новому василевсу подавить грозное восстание Фомы Славянина. Мятежник опирался на часть фемных войск и получил широкую поддержку среди крестьян. Правительственные силы оказались не в состоянии справиться с ним. Зато болгары нанесли бунтовщикам серьезное поражение. Тогда Фома бежал в Аркадпоиоль, где и был осажден. Пять месяцев спустя его выдали властям, чтобы предать мучительной казни. Главаря мятежников насадили на вилы, оставив умирать с отсеченными руками и ногами.
По договору 832 г. территория между Дунаем и нижним течением Савы отошла к Болгарии. Это был, так сказать, посмертный успех хана Омортага.
В короткое правление сына Омортага, Маламира (832-836 г.) Болгария и Византия поддерживали мир. Хан «жинял добре с гьрците». Зато с приходом к власти племянника Маламира Пресна на обстановка снова обострилась уж слишком сильно интересы обеих держав противоречили друг другу.
Болгары вновь развернули экспансию в Македонии, устанавливая контроль над местными славянскими племенами Император Феофил (829-832 гг.) ничего не мог противопоставить этой ползучей агрессии, потому что его армия терпела поражение за поражением от арабов в Малой Азии. Лишь один раз удача улыбнулась ромеям. Слишком скромная по масштабам, эта победа не могла кардинально повлиять на баланс сил между Византией и Болгарией.
Империя не могла вести борьбу сразу на двух фронтах. Поэтому,чтобы ослабить давление болгар на Македонию, Феофил натравил на Преенана сербов. Продолжавшаяся три года сербско-болгарская война истощила противников и закончилась безрезультатно, по уже ближайшие события показали, что проигравшей в этом конфликте стороной оказалась Византия.
В 812 г. василевс Феофил скончался. Императором провозгласили его сына Михаила III (842-862 гг.). Регентшей при четырехлетнем ребенке объявили его мать Феодору, а реальной властью обладали ее советники. В такой ситуации на всех не угодишь. Некоторым придворным кланам не досталось ничего лишнего, они плели интриги, отстаивая право на свою долю властного пирога. Время было смутное, а Феодрру (как ранее Ирину) интересовало лишь одно — восстановление в империи иконопочитаемости.
Вступивший на престол сын Преенана Борис (852-889 гг.) с самого начала был настроен к Византии враждебно. Для болгар он остался великим государем, по начинал Борис отнюдь не с побед.
Придя к власти, хан решил расширить владения за счет Византии. В 853 г. его войска вступили в ромейскне пределы во Фракиии. Борис был уверен, что женщина на престоле василевсов испугается угрозы применения военной силы и согласится на все его требования. Тем не менее кампания завершилась довольно неожиданно. Если верить византийской хронике, Феодора ответила Борису следующим посланием: Я 6уду воевать и надеюсь тебя одолеть, а если нет и победишь ты то все равно возьму верх и одержу явную победу я, ведь ты нанесешь поражение не мужчине, а жешцнне (дескать, гордиться будет нечем. В.Ш.). В результате странная война закончилась возобновлением византийско-болгарского мирного договора.
Крещение Болгарии — главное дело жизни князя Бориса. Последующие годы его правления прошли,можно сказать, спокойно. В 889 г. он отрекся от престола и удалился в монастырь под именем инока Михаила.
Первыми атаковали Византиицы. После упорного рукопашного боя, они потеснили болгарскую линилю, которая начала отступать. Вряд ли это был притворный тактический прием. Скорее всего, болгарским воинам и вправду пришлось нелегко. раз они начали оставлять выгодные позиции на гребне холмов. Отступающие несли потери.
Симеон проявил себя талантливым полководцем, так как он принял верней решение в самый нужный момент. Царь лично повел в бой резерв,который обрушился на левый фланг ромеев. По даже эта внезапная атаки еще не внесла перелома в ход сражения. Повсюду кипела ожесточенная схватка. По-видимому, Симеон и сам оказался в гуще боя, раз под ним был ранен конь.
Экспедиция византийского флота тоже закончилась неудачей. Вместо стратигой Херсонеса Иоанном Вогом, который ранее уже вели переговоры об антиболгарском союзе с их племенными вождями. Вероятно, оба военачальника выясняли, кто кому должен подчиняться. Время уходило в бесплодных разговорах так что, в конце концов печенеги вернулись в свои степи. Византийский флот также лег на обратный курс, тем более, что на эскадру просочились сведения об ахелойской катастрофе.
После победы, одержанной при Ахелое, могущество Симеона возросло неизмеримо. В 919 г. он в одностороннем порядке провозгласил архиепископа Дороетола Болгарским патриархом. В Копстаптпнополе протестовали против самоуправства, да всё без толку. Гем более.что вскоре в столице империи вновь разгорелась борьба за власть.
В высших бюрократических кругах лихорадочно искали виновника прожранной кампании. Им оказался Роман Лакапин, который сорвал печенежское вторжение в Болгарию.
В 920 г, Романа официально венчали на царство в качестве соправителя Константина VII, но именно Роман I (920-945 гг.) на протяжении четверти века оставался настоящим автократором Ромейской державы. Вместе с царскими регалиями на него легла и тяжелая обязанность борьба с наиболее опасной болгарской военной угрозой.
В глазах Симеона, этот человек не имел никаких прав на трон. Нужно только надавить посильнее, и власть над империей упадет в руки сама.
Сначала он решил отнять у византийцев все европейские владения, а затем взять Царьград. Болгары приблизились к границам Византии (и так уже отодвинутым к югу). В Константинополе откровенная военная демонстрация вызвала большие опасения. Греческие послы направились ко двору болгарского государя, чтобы склонить его к миру, но Симеон задержал посланцев и в 920 г, возобновил военные действия.
В марте 921 г. передовые отряды болгар опустошили пригороды Константинополя. Император собрал гвардейские тагмы, наемников, гарнизонные части и послал их в наступление. В Золотой Рог вошла Византийская эскадра и высадила десант на северном берегу залива. Сначала болгары не приняли боя, но затем внезапно атаковали византийцев и нанесли им тяжелое поражение. Ромеи бежали и гибли от мечей, тонули в соленой морской воде или сдавались в плен, «Страшны неразумие и неопытность в соединении с дерзостью!» - грустно отметил хронист.
Тем временем Симеон выступил в поход с главными силами. Вскоре в его походную ставку прибыл посланец патриарха. Николаи вновь предлагал заключить мир. Византийцы сулили золото, богатые одежды и другие дары, в крайнем случае часть территории, но у болгарского царя было единственное условие: Романа следует устранить от власти, а трон василевсов должен принадлежать ему Симеону, потому что «это угодно Богу!»
Переговоры зашли в тупик и болгары осадили Адрианополь. Город упорно держался, но Симеон уже всерьез готовился к взятию Царьграда. Для достижения такой великой цели все средства было хороши. Даже союз с мусульманами.
Симеон направил послов в Египет,чтобы договориться о совместных действиях против греков с Фатимидским султаном УбайдаллоЙ аль Махди. Предполагалось, что арабы двинут к Константинополю сильный флот. Когда столица ромеев падет, победители разделят добычу, а византийские владения в Южной Италии и на Сицилии отойдут к египтянам.
В нюне 922 г. болгары вновь напали на предместья Константинополя. Близ Влахернского квартала они разграбили и сожгли загородный царский дворец и храм Святой Феодоры. Правда, ромеи произвели неожиданную вылазку с тыла и овладели вражеским лагерем, но когда вернувшиеся из набега болгарские отряды атаковали противника, то византийцы после новой ожечточенной схватки обратились в бегство. Их остатки едва добрались до Влахернских крепостных ворот.
Для взятия Царырада Симеону оставалось лишь дождаться оформления союза с египетскими арабами. Выше уже отмечалось, что, кроме крепостных стен и патриарших посланий, Константинополь не располагал средствами для обороны. Столицу спас случай.
На юге Италии, в Калаврип, византийцы перехватили болгарских и фатимидских послов, кружным путем возвращавшихся из Египта в ставку Симеона. На этот раз дипломатия ромеев сработала безупречно. Болгар бросили в темницу, а арабов с богатыми ларами отпустили к султану. Кроме того, Роман извинился перед аль Махли за задержку с отправкой обычных ларов. Василевс пояснил, что это досадное недоразумение произошло из-за смута (т. е. войны с болгарами). Халифу очень понравилось столь деликатное обращение. Он вдвое уменьшил величину дани, вносимой румами, а союз с болгарами, конечно, не состоялся.
Положение сразу же резко изменилось. Теперь уже Симеон предложил ромеям начать переговоры. Правда, в качестве условия заключения мирного договора он потребовал для себя торжественного въезда в Константинополь и передачи всех европейских владении империи. Но византийцы решительно отказали в столь неумеренных притязаниях.
Ромен чувствовали, что у болгарина не хватает сил для подкрепления своих амбиций, ведь обстановка для него с каждым днем ухудшалась.
Сербский князь Захарий восстал против болгар, «вспомнив благодеяния ромейского императора». Симеону пришлось посылать войска для усмирения мятежного вассала, но сербы разгромили их. Болгарских воевод казнили, а их головы и оружие в качестве трофеев князь Захарий отослал византийскому самодержцу.
Поражение оказалось для Симеона неожиданным и огорчило его. Он никогда не считал сербов серьезными противниками, а теперь приходилось организовывать против них мощную карательную экспедицию. Еще хуже, что и в самой Болгарии начиналось, смутное брожение против его правления. Крестьяне, измученные налогами и военными наборам и, десяткам и тысяч бежали и Византию, знать (особенно в Западной Болгарии) тяготилась сильной центральной властью и мечтала об отделении.
В такой ситуации проблема взятия Константинополя отходила на задний план. Вероятно, между противниками было заключено временное перемирие и вслед за этим Симеон ушел в Болгарию.
В начале следующей осени он вернулся. Болгары встали лагерем близ Влахернскнх ворот Константинополя. Симеон просил прибыть к нему патриарха Николая, но то свидание явно носило предварительный характер. Серьезные вопросы предстояло решить на встрече с Романом Лакапином.
Встреча на высшем уровне состоялась 9 сентября 921 г, около 10 часов утра. Даже внешний вид ее участников свидетельствовал об их политическом весе. Лаканип прибыл первым. С непокрытой головой и опоясанный омофором Богородицы, «как не рушимой броней», он некоторое время покорно дожидался противника.
Симеон, папротив, чувствовал себя хозяином положения. В парадных доспехах и верхом на коне, болгарин являл собой воплощение государственной и военной мощи. Его сопровождали отборные подразделения воинов «златошитных и элатокопейных, среброщитных и среброкопейных, всякого цвета оружием украшенных, всех железом оснащенных».
Демонстративно недоверия грекам (даже их императору), болгары осмотрели плот на предмет возможной засады, и лишь после этого Симеон слез с коня и подошел к Роману.
Беседа шла на реческом языке, Роман с самого начала выбрал верную тактику. Он не мог вести разговор с позиции силы. Даже внешне он выглядел не как глава государства, но как раб Божий и прибывал к смирению Симеонa «Ты и сам человек, и тебя ждут и смерть, и воскресение, и Суд. Какой отчет дашь Богу, отойдя в иной мир, за не праведные убийства?».
Такая постановка вопроса сразу лишала болгарина военного превосходства. А византиец превратился из проситетя в обвинителя: «Ведь благочестивый человек и христианин радуется миру и любви, а нечестивец и неверный — наслаждается убийствами и неправедно пролитой кровью». И дальше все в том же духе...
Согласно византийской летописи, «устыдился Симеон и смирения, и речей его (Романа Лакапина - В.Ш.) и согласился заключить мир».
Не добившись ни трона василевсов, ни территориальных уступок, Симеон с роскошными дарами отступал от стен Царьграда и ушел в Болгарию. Мир так и не был заключен, с Византией он больше не воевал. Зато зимой 924-925 гг. Симеон провозгласил себя «императором болгар и ромеев».
В 926-927 гг. Симеон начал вводить болгарские гарнизоны во фракийские города и крепости, оставленные византийцами в ходе предыдущих военных действий, Роман Лакапи и протестовал, снова угрожал муками вечными. Василевс болгар и ромеев отвечал примерно тем же. Дескать, если он занял какие-то земли, то исключительно по воле Божьей. Роман предлагал за мир деньги и парадные кафтапы-скарамангии, но Симеон не купился на подачки.
Говорят, что он начал готовить новый поход на Конетантинополь, но в самый разгар этих приготовлении скоропостижно скончался 27 мая 927 г.
Как и после нашествий хана Крума, Византия вторично избежала смертельной угрозы. Вот и гадай тут, на чьей стороне Силы Небесные.

Роль пехоты
В период с 500 по 1500 г. от Р.Х. тактика средневековой пехоты претерпела значительные изменения. Введение нового боевого построения и вооружения не раз приносило успех, например, войскам англичан, швейцарцев. Между тем в итоге противник неизбежно перенимал их опыт и использовал новшества в свою пользу...
читать статью
Пехота на заре становления
В VI столетии наиболее сложной школой пехотного боя служили византийские армии. Под Таджине в 552 г(иначе Тагане, ныне Гуальдо-Тадино на севере Италии) полководец Нарзес построил оборону, поставив пеших лучников на флангах, а в центре — спешенную тяжелую кавалерию и копейщиков,
читать статью