.
    Великая Армия двигалась по раскисшим от грязи дорогам Германии с точностью часового механизма. Сжимая операционный фронт в соответствии с пла­ном кампании, французские корпуса безостановочно шли к Дунаю.
    Здесь небесполезно будет упомянуть об огромной работе, проделанной Императорским генеральным штабом в эти дни. Корпусные командиры постоянно получали не только точные указания к действиям, причем адъютанты из главной квартиры прибывали по несколько раз в день, но и, благодаря усилиям неутомимого Бертье, ежедневно подробно информировались о всей обстановке на театре во­енных действий, им сообщались все возможные данные о расположении и действиях других корпусов Великой Армии. Громада войск, развернутая на широком фронте (около 200 км в момент перехода Рейна и около 60 км при форсировании Дуная), дви­галась так, что каждый корпус, каждая дивизия чувствовали справа и слева локоть товарищей по оружию, готовых при первой тревоге прийти на по­мощь. Это еще одна характерная черта наполеонов­ской системы ведения войны: точность и ясность приказов, постоянное единство действий, моральная и материальная монолитность армии.
    Что же касается австрийского командующего, то до самого последнего момента перед соприкос­новением армий он ожидал подхода французов с за­падного направления, через Шварцвальд. Обходной марш Наполеона по равнинам Баварии остался не­замеченным для австрийцев, так что, когда 7 октября французские авангарды вышли к Дунаю у городка Донауверт и начали переправу через реку, им не пришлось преодолевать серьезного сопротивления. Здесь были лишь аванпосты отряда Кинмайера, которые при первом столкновении с французскими передовыми частями отошли на восток, предоставив саперам корпуса Сульта спокойно делать свою работу.
    8 октября войска Наполеона уже наводнили правый берег Дуная, и шедшие во главе армии драгунские дивизии Мюрата в первом серьезном бою под Вертингеном разгромили австрийский отряд генерала Ауффенберга, потерявшего несколько сот человек убиты­ми и ранеными, около двух тысяч пленными, знамена и пушки.
    Великая Армия выполнила тем самым первую часть своей задачи. Мощным клином она врезалась в расположение правого фланга австрийцев и вышла на тылы армии Макка. Однако здесь началось непредви­денное. Дело в том, что Наполеон, оценивая возмож­ные ответные действия неприятеля, исходил из сооб­ражений разумной логики. Поэтому, проигрывая в уме варианты ходов противника, он мысленно ставил себя на его место и соответственно предполагал, что сделал бы сам, оказавшись в положении врага. Для Императора было почти очевидно, что австрийцы будут действовать по наиболее разумному алгоритму, а именно, узнав об обходе наполеоновской армии, Макк соберет свои полки в кулак и попытается прорваться назад, в восточном направлении, сминая на своем пу­ти отдельные противостоящие ему колонны. «Вероятно, переход через Лех и занятие Аугсбурга, которые произойдут сегодня, отрезвят неприятеля, - писал начальник штаба маршалу Нею по поручению Императора. - Невозможно, чтобы противник, узнав о переходе Дуная и Леха, а также о страхе и беспокойстве, которые охватили его войска на Лехе, не решился отступать».
    Наполеон не исключал, хотя и считал маловероятным, отступление австрийцев в южном направлении по пути в Тироль. Дело в том, что при действии по данной схеме армия Макка хотя и уходила почти навер­няка из-под удара, в то же время надолго оказывалась совершенно бесполезной для дальнейшего ведения войны, безнадежно теряя связь с русскими войсками и открывая французам дорогу на Вену.
    Наконец, менее всего Император предполагал тре­тий, последний более или менее логичный метод дей­ствий Макка: отступление его армии по левому бере­гу Дуная в северо-восточном направлении. Впрочем, Наполеон считал, что такое решение может принять разве что очень самоуверенный командующий, ибо оно означало бы для австрийцев готовность идти на прорыв сквозь массу двигавшихся еще по левому берегу французских войск и риск быть прижатыми к Дунаю и полностью уничтоженными. «Его Величество не думает, что неприятель будет столь безумен, чтобы перейти на левый берег Дуная... » - пи­сал по этому поводу Бертье в другом своем письме, обращенном к Нею.
    Так как другого реального пути отхода для вражеской армии не было, а оставаться на месте было, по мнению Императора, настоящим безумием со стороны Макка, естественно было предположить, что авст­рийцы будут действовать одним из перечисленных способов, а именно:
    1)         наиболее вероятный - прорыв на восток через Аугсбург на соединение с русской армией;
    2)         менее вероятный - отступление на юг, в Тироль;
    3)    очень мало вероятный - отход по левому берегу Дуная на северо-восток.
    Соответственно, главной задачей на новом этане ма­невра Наполеон видел как можно более скорую кон­центрацию французских дивизий в районе Аугсбурга, чтобы преградить австрийцам главный путь отступ­ления. Параллельно с этим один из корпусов (4-й кор­пус Сульта) был брошен форсированными маршами на Мемминген с целью отрезать дорогу в Тироль. На левом берегу Дуная оставались лишь часть корпуса Нея и дивизия пеших драгун Бараге д'Илье.
    Однако беспорядочные неразумные действия Мак-ка на некоторое время сбили с толку французских мар­шалов, да и самого Императора. Дело в том, что авст­рийский военачальник не только не пошел на прорыв в районе Аугсбурга, но и вообще не понял необходимости спасать свою армию.
    Часто путаные «маневры» Макка, предпринятые им 8-14 октября 1805 г., историки называют «попытками отступить» в том или ином направлении. Увы, это бы­ло не так
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [След.-->>]
Статьи о Киевской Руси:
Игорь Рюрикович
После смерти князя Олега в 912 году править в Киеве стал сын Рюрика Игорь. До этого он был лишь соправителем своего старшего родича. Правил князь Игорь Русью более 30 лет и время это сложно оценить однозначно. Кроме «Повести временных лет», о нём достаточно...
читать главу

Святослав Игоревич
Впервые Святослав принял участие в битве будучи ребёнком. В сражении с древлянами в 947 году он, сидя на коне, метнул копьё в их сторону. Вся жизнь князя Святослава была одним большим походом. Карта времён его правления вдоль и поперёк иссечена стрелами походов...
читать главу


АРМИЯ НАПОЛЕОНА В БОЮ

На  основании данных второй главы читатель мог сделать вывод, что основные потери, а следовательно, и главные тяготы солдаты Великой Армии претерпевали не в огне схваток, а в утомительных переходах, на холодных биваках и в заброшенных госпиталях... И все же,. ...
читать главу