Австрийский командующий считал, что он наступает (!) на французов и целью своей ставил не более или менее удачный выход из-под удара Великой Армии, а победу над ней! Успех, достигнутый 11 октября под Хаслахом в бою с дивизией Дюпона на левом берегу Дуная укрепил Макка в его заблуждении. Его армия осталась большей частью сконцентрированной под Ульмом.
    Однако мгла, которая окутывала для французского командования действия неприятеля, рассеялась очень скоро. Уже рано утром 13 октября, прибыв на аванпосты Мюрата в Гюнцбург, Наполеон безошибочно оценил ситуацию. Отныне целью маневра становится не просто разгром неприятельской армии, а ее полное уничтожение или пленение. В воззвании к войскам Император открыто изложил задачи операции: «Вражеская армия, обманутая нашими маневрами, быстротою наших маршей, полностью обойдена. Она отныне сражается лишь за свое спасение, она хотела бы вырваться из окружения и возвратиться восвояси... но поздно!»
    Император заблуждался только в одном пункте: Макк так и не понял до сих пор, что он окружен!
    14 октября на рассвете, когда французские полки, ведомые неустрашимым Неем, штурмом брали Эльхин-генскую позицию, опрокидывая колонны австрийско­го генерала Риша, и замыкали тем самым кольцо ок­ружения, Макк отдал генеральный приказ, где говорилось, что французы отступают за Рейн и что их необходимо преследовать «шпага в спину»!
    Широкое обходное движение Сульта на Меммин-ген и наступление Нея на Эльхинген Макк принял за отход! Но дни его армии были сочтены. После победы 14 октября над отрядом Риша французские диви­зии двинулись прямо на Ульм, и 15 октября крепость была окружена. «Макку донесли о катастрофе, -рассказывает очевидец, - он утверждал, что это невозможно, что это ничего не значит... Со шляпой, одетой поверх ночного колпака... поддерживаемый своим слугой под руку, он ковылял вдоль городских укреплений, убеждая всех, кто хотел его слушать, что это только ложная атака и что неприятель отступает... Крыши, которые от пальбы рушились над нашими головами, были слишком веским доказательством обратного...»
    Маневр Императора увенчался полным успехом. В небольшой, малопригодной для серьезной обороны крепости были зажаты главные силы врага. Лишь ночью накануне полного окружения эрцгерцог Фер­динанд, не подчинившись Макку, ускользнул из крепости с 11 эскадронами кавалерии, да слабый корпус генерала Вернека (около 10 тыс. человек), выдвину­тый 13 октября по дороге на Хайденхайм, остались в результате вне кольца окружения. Однако на преследование этих отрядов Наполеон бросил неутомимого Мюрата с драгунскими дивизиями Клейна и Бомо-на, гусарской бригадой Фоконне и частью гвардейских конных егерей. За несколько дней бешеной погони колонна Вернежа была полностью разгромлена, и 17 октября ее остатки сложили оружие под Трохтельфингеном. Так же безостановочно французы преследовали и эрцгерцога Фердинанда. Последнему лишь с жалкими остатками своей кавалерии удалось до­браться до крепости Эгер в Богемии.
    20 октября на равнине перед крепостью Ульм состоялась одна из самых пышных и драматических церемоний военной истории. Вдоль по склонам холмов, окружающих крепость, в полной парадной форме встали полки корпусов Нея, Мармона и Императорской Гвардии. Как будто специально для такого дня вышло яркое солнце, заигравшее тысячами огоньков на сверкающих штыках, начищенных касках и жерлах орудий. Впереди своих победоносных легионов на небольшом возвышении стоял Император, окруженный пышным штабом, блистав­шим золотом эполет, шитьем генеральских мундиров, галунами шляп, увенчанных целым лесом колышущихся плюмажей.
    Ровно в два часа забили барабаны, заиграла военная музыка. По этому сигналу ворота Фрауэнтор рас­пахнулись, и оттуда появилась длинная колонна ав­стрийских войск, во главе с восемнадцатью генерала­ми. Австрийские полки, выйдя из города, проходили вдоль всего амфитеатра французских войск и складывали оружие неподалеку от возвышения, где стоял Император. Артиллеристы передавали свои орудия и упряжки французским артиллеристам, кавалеристы отдавали своих коней французской кавалерии. Затем австрийские солдаты, уже без оружия и почти без строя, возвращались в Ульм через Новые ворота... Церемония длилась три часа! «Подобное зрелище невоз­можно передать, - рассказывает Мармон, - и чувства от него я ощущаю до сих пор. В каком счастливом опьянении находились наши солдаты! Какая награда за месяц их лишений! Какой пыл, какое доверие возбуждали в войсках подобные результаты. Не было ничего, что невозможно было бы предпринять с этой армией, ничего, что невозможно было бы совершить... »
    В Ульме капитулировало 25 365 австрийских сол­дат и офицеров, перед Императором было сложено сорок знамен, также было взято 63 пушки, 2 гаубицы, 42 зарядных ящика, 13 600 ружей сверх сданных войсками... Общее же число пленных, взятых во вре­мя Ульмской операции (учитывая бои под Вертинге-ном, Гюцбургом, Эльхингеном и т. д.) было около 50 тыс. человек. Таким образом, в ходе Ульмской кам­пании Императору удалось в короткие сроки и с минимальными потерями уничтожить австрийскую армию в Германии как организованную боевую силу. В этом образцово проведенном маневре проявились все типичные черты полководческого искусства Наполеона. При его подготовке обращает на себя внимание ясный и твердый выбор цели операции, умелая организация ее материального обеспечения, правильно налаженная разведка, хорошо поставленная дезинформация неприятеля. В ходе исполнения - ре­шительность, целеустремленность, удивительная спа­янность всех частей и соединений, прекрасно органи­зованная работа штаба. Наконец, завершилась опера­ция не только пленением главных сил австрийцев, но и неустанным преследованием всех спасшихся от Ульмской катастрофы войск.
    
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
ФРАНЦИЯ ПОД РУЖЬЕМ
Уставшая от революции и террора, от крови и по­жарищ гражданской войны, от бесконечных государственных переворотов, от дикой инфляции и обнищания огромных масс народа, Франция на первых порах восприняла приход к власти Бонапарта без особого восторга, но скорее, со. ...
читать главу

Вооружение кавалерии
«Сабля - это оружие, которому вы должны большевсего доверять; лишь в редких случаях она может отказать... » - эту мысль из знаменитой книги де Брака вполне разделяли кавалеристы Великой Армии. Несмотря на наличие немалого количества огнестрельного оружия в рядах. ...
читать главу

Статьи о Киевской Руси:
Игорь Рюрикович
После смерти князя Олега в 912 году править в Киеве стал сын Рюрика Игорь. До этого он был лишь соправителем своего старшего родича. Правил князь Игорь Русью более 30 лет и время это сложно оценить однозначно. Кроме «Повести временных лет», о нём достаточно...
читать главу

Святослав Игоревич
Впервые Святослав принял участие в битве будучи ребёнком. В сражении с древлянами в 947 году он, сидя на коне, метнул копьё в их сторону. Вся жизнь князя Святослава была одним большим походом. Карта времён его правления вдоль и поперёк иссечена стрелами походов...
читать главу