8 сентября австрийские войска, форсировав пограничную реку Инн, отделяющую Австрию от Баварии, не встретили сопротивления: баварские вой­ска, не пожелав присоединяться к австрийцам, не могли в то же время остановить превосходящего в численности неприятеля, а потому отходили в северном направлении. В скором времени почти вся Бавария бы­ла оккупирована частями армии Макка. В это время русская армия Кутузова находилась в районе городка Радзивиллов, более чем в тысяче километров позади своих союзников (!), а сам русский полководец даже не прибыл к вверенным ему войскам.
    Предвосхищая подобную ситуацию, Наполеон посылает в конце августа своих близких помощников Мюрата, Бертрана и Савари с разведывательной миссией к австрийским границам. Высокопоставленные разведчики должны были под вымышленными именами проехать по возможным путям будущих мар­шей, осмотреть дороги, мосты, укрепления, города, возможные оборонительные позиции и т. д. В марш­рутах следования доверенных лиц Императора уже прослеживаются, хотя еще весьма туманно, идеи бу­дущей операции: все трое должны были исследовать районы как севернее, так и позади предполагаемого фронта развертывания австрийцев. Исходя из этого, можно предположить, что уже тогда, в Булони, На­полеон принял решение об осуществлении «маневра на тылах неприятеля». Тем не менее следует категорически отбросить версию ряда вульгаризаторов ис­тории, согласно которой Император, находясь в Бу-лонском лагере, в порыве вдохновения продиктовал однажды весь план австрийской кампании, план, которому было суждено осуществиться во всех его де­талях, чуть ли не минута в минуту, план, в котором предполагалось пленение армии Макка в Ульме и да­же указывался день вступления в Вену. Наполеон да­же не предвидел тогда, да и не мог предвидеть, что Макк расположится в Ульме, ибо в наставлениях Мюрату этот город назван «естественным депо армии (французской)».
    Операция началась 26 августа, когда «Армия берегов океана», т. е. войска, собранные на побережье Ла Манша, выступила из Булонского лагеря и, повер­нувшись спиной к коварным морским просторам,  устремилась на восток навстречу армиям коалиции. В эти же дни Наполеон отдал распоряжение, согласно которому все эти движущиеся в поход массы войск получили название Великая Армия, а ее отдельные соединения отныне стали называться армейскими корпусами (см. главу «Организация армии»). Общая численность предназначенной для действий в Германии Великой Армии вместе со всеми вспомо­гательными контингентами достигала 210-220 тыс. человек, из которых 170 тыс. солдат приняли непосред­ственное участие в начинавшейся операции.
    Обращает на себя внимание замечательная орга­низация марша наполеоновских войск по территории Франции. Благодаря четко действовавшей в пределах Империи системе интендантской службы, солдаты исправно получали рационы и имели возможность располагаться на ночлег большей частью в удовлетворительных условиях. Армейские корпуса двигались по параллельным дорогам, строго со­блюдая намеченные маршруты и этапы, так что, несмотря на многочисленность колонн, они не создавали друг для друга осложнений во время марша. «Имею честь донести Вам, что дивизия прибыла вчера вечером в Лилль, - сообщал генерал Гюден, ко­мандир 3-й дивизии 3-го корпуса, военному министру 5 сентября 1805 г. - Войска двигались в величайшем порядке, и я не получил ни одной жалобы (со стороны населения) со времени нашего выступления из Амблетеза. Солдаты наполнены воодушевлением, и, несмотря на дождь, который шел почти каждый день, бодры и довольны...» Рапорты, исходящие от командиров самых различных соединений, совер­шавших этот марш, подобны приведенному нами, и их можно в изобилии найти в военно-историческом архиве Франции. Они, без сомнения, отражают реальное положение дел. Великая Армия была переброшена на театр военных действий в самом образ­цовом порядке и в короткие сроки. Спустя ровно месяц после выступления с берегов Ла Манша французские полки форсировали Рейн.
    К этому моменту австрийцы только завершали свое хаотичное выдвижение в район Ульма, Бургау и Гюнцбурга, о чем своевременно был проинформирован Император. Отныне его план операции четко оформился. Развернутые на широком фронте корпуса должны были обойти правый фланг австрийских войск и сконцентрироваться в районе Донауверта. «Его Величество желает перейт,и Дунай между Дона-увертом и Инголынтадтом до неприятеля, а если последний будет очищать Баварию, атаковать его во фланг во время марша», - говорилось в инструкции Бертье, направленной им маршалу Бернадотту 28 сен­тября 1805 г. Для того чтобы хотя бы на время скрыть от врага этот грандиозный маневр, Император прибег к стратегической завесе: прямо в направлении Ульма двинулась часть резервной кавалерии Мюрата. Эти отряды должны были создать видимость приближения крупных масс французов с запада, в то время как основная масса войск производила широкий обход с севера.
    В 3 часа утра 25 сентября гусарская бригада Фо-конне и гренадеры Удино первыми форсировали Рейн и двинулись вглубь Германии, за ними широким потоком хлынули остальные соединения Великой Армии.
    Необходимо отметить, что Император мастерски сочетал действия на театре войны с политическими маневрами. Ему удалось привлечь к союзу с Франци­ей не только баварского электора, территория которого стала жертвой австрийской агрессии, но и заставить присоединиться к этому союзу другие германские государства. 1 октября 1805 г. в Луисбурге был подписан договор с электором Баденским, а на следующий день - оборонительно-наступательный союз с электором Вюртембергским. Хотя вследствие скромных размеров армий этих небольших государств они мало что могли прибавить к наступательной силе армады Наполеона, но все же способствовали обеспечению коммуникационных линий и позволили сэкономить императорские полки для выполнения основных задач
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Франция под ружьем
Уставшая от революции и террора, от крови и пожарищ гражданской войны, от бесконечных государственных переворотов, от дикой инфляции и обнищания огромных масс народа, Франция на первых порах восприняла приход к власти Бонапарта без особого восторга, но скорее, со...
читать главу
Вооружение кавалерии
«Сабля - это оружие, которому вы должны большевсего доверять; лишь в редких случаях она может отказать... » - эту мысль из знаменитой книги де Брака вполне разделяли кавалеристы Великой Армии. Несмотря на наличие немалого количества огнестрельного оружия в рядах. ...
читать главу