. Он заставил поверить своих солдат в их непобедимость, он словно незримо присутствовал в каждом, даже малозначительном бою, удесятеряя силы каждо­го воина, парализуя силы врага ощущением невозмож­ности противостоять напору императорских полков. Император одухотворял свои войска - и это, без сомнения, вторая важнейшая составляющая наполеоновского военного гения.
    К этим главным «секретам» полководческого искусства Императора добавлялась, разумеется, и высокая техника исполнения деталей стратегического замысла, иными словами, совершенное оперативное искусство. Впрочем, мы уверены, что хотя оно и играло немаловажную роль в победах Великой Армии, но по своему значению явно уступало двум вышеозначенным составляющим этих побед. Техника осуществления На­полеоном маневров на театре войны не раз служила объектом тщательного разбора ряда крупных специ­алистов военного дела: этим занимались Камон («Наполеоновская война», 1907-1910 гг.), Колен («Великие полководцы. Наполеон», 1914), Бонналь («Иенский маневр», 1904 г.), Аломбер и Колен («Кампания 1805 года», 1902-1908 гг.), Фукар («Прусская кампания 1806 года», 1887-1890, «Бауцен», 1901 г.) и др. В этом вопросе трудно сказать что-либо принципиально новое. Большинство авторов согласны с тем, что Император применял два основных вида маневра, а именно: ког­да он превосходил неприятеля в численности своих войск или, по крайней мере, не уступал ему в таковой, он совершал широкий стратегический обход непри­ятельской армии с выходом на ее тылы. Подобный маневр, лучшим примером которого является Ульмская операция 1805 г. и Иенский маневр 1806 г., позволял стремительным движением деморализовать неприятеля, нарушить его замыслы, перехватить полностью инициативу в свои руки и, выйдя на коммуникации врага, отрезав его от основных баз, либо навязать сражение с перевернутым фронтом (Маренго, Иена), ли­бо, в случае особо удачного развития маневра, пленить неприятельскую армию (Ульм). И то и другое давало в руки Наполеона возможность максимального сокру­шения вражеских сил. Ясно, что описанный маневр был не лишен риска: ведь не только неприятель сра­жался с перевернутым фронтом, но и войска Наполе­она оказывались в весьма «деликатном» положении. Впрочем, не следует забывать, что Император действовал подобным образом лишь тогда, когда был уверен если не в численном, то в полном моральном превосходстве своей армии, не сомневаясь в том, что временное рискованное положение французских корпусов неминуемо приведет к успеху.
Наконец, блистательная техника осуществления обходного маневра позволяла в большинстве случаев сбить с толку врага, вызвать его беспорядочные неслаженные действия, которые приводили к тому, что в день решающего столкновения Наполеон уже обладал на поле боя подавляющим превосходством физических и моральных сил. В ситуации, когда Император уступал в численности неприятелю, он применял прием, который позднее Жомини назвал «маневром на внутренних операционных линиях». Это означает, если выразиться на языке, свободном от намеренного усложнения, стремление, заняв центральную стратегическую по­зицию, бросаться по очереди на отдельные группировки врага и бить его тем самым по частям. «Когда с малыми силами я оказывался перед многочисленной вражеской армией, - рассказывал якобы молодой Бонапарт на ужине у одного из членов Директории, -я обрушивался на одно из ее крыльев и опрокидывал его, я использовал беспорядок, который этот маневр сразу вносил в ряды вражеской армии, и затем атаковал другую ее часть моими основными силами. Так я бил врага по частям, и победа в результате оставалась, как вы видите, триумфом многочисленных войск над малочисленными». Подобное действие столь просто по своей сути, что можно изумиться: неужели для того, чтобы применять столь элементарный прием, надо быть великим полководцем? Увы, опыт показывает, что это именно так, ведь военное искусство, как уже отмечалось, это область деятельности, где основные трудности сопряжены прежде всего не с замыслом, а с его ис­полнением. Опасность, физическая усталость, неизвестность, «трение» всех частей военной машины -все это делает исполнение самых простых идей на практике чрезвычайно сложным делом.
В данном же конкретном случае полководец должен решить очень непростую задачу, а именно суметь так организовать маневр, чтобы в то время как он с основными силами бросается на одну из частей вражеской армии, не дать другим группировкам неприятеля нанести непоправимый урон его собственным силам. Для этого оставшиеся не атакованными корпуса неприятеля должны быть временно скованы действиями совсем незначительных отрядов. Данная задача необычайно сложна, она требует от полководца поистине непоколебимой решительности, стре­мительности в маневре основных сил, слаженности и четкой координации действий вспомогательных отрядов. Наполеон был одним из немногих, кому на практике удалось разрешить все эти сложнейшие проблемы и с успехом реализовать столь простой по своей идее прием. В классической форме «маневр на внутренних операционных линиях» был осуществлен им при разгроме армии Вурмзера в августе 1796 г., а также в ряде блестящих операций кампании 1814 г.
    Будучи излюбленными приемами великого полководца, маневр на тылах неприятеля и действия с опорой на центральную стратегическую позицию не были для него догмами и единственными способами достижения победы. При необходимости Наполеон прибегал к стратегической обороне, всегда, впрочем, имея конечной целью контрнаступление (операции вокруг Варшавы в 1807 г., маневры с опорой на центральную позицию у Герлица, а затем у Лейпцига в 1813 г.). Наконец, бывали случаи, когда Император по той или иной причине прибегал к простому фронтальному наступлению. Так, например, в 1808 г
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [След.-->>]
Киевская Русь, статьи :
Дружина времён Киевской Руси
Дружина во времена Киевской Руси (IX-Xвек) представляла собой отряд наёмников. Славян и представителей финно-угорских племён в ней было немного. Большую часть дружины составляли выходцы из Скандинавии – варяги. Служба в ней оплачивалась не только златом-серебром,. ...
читать главу
Крещение Руси и её расцвет
При великом князе Владимире (978-1015 гг.) Киевская Русь окончательно приобретает черты  централизованного государства. В основных русских городах он посадил на княжение 12 своих сыновей, во всём ему подотчётных. Вечевые сходы теряют своё прежнее значение и. ...
читать главу