Конечно же, не всегда даже в Германии отношения между войсками и населением были столь идиллическими, тем более что французы любили вкусно поесть и хорошо выпить: «Мы расположились на постой у жителей и питались за их счет, - вспоминает гренадер Старой Гвардии о размещении на кантонир-квартирах в Берлине в 1806 г. - Обыватели должны были выдавать нам по бутылке вина в день на каждого. Для них это было нестерпимо, так как вино здесь стоит 3 франка за бутылку! Они попросили нас, не имея возможности постоянно поить нас вином, принять вместо него пиво или крюшон. На построении гренадеры рассказали об этом офицерам, которые посоветовали нам не настаивать на вине, ибо пиво в этих краях замечательное. Отказавшись от вина, мы успокоили жителей, зато уж пиво и крюшон не были пощажены. Нельзя найти лучшего пива, чем здесь». Впрочем, и в этом случае мемуарист завершает свое описание постоя на самой оптимистической ноте: «Истинная гармония царила повсюду, нельзя было чувствовать себя лучше, чем мы. Бюргеры со своими слугами приносили нам еду и достойным образом подавали ее. Дисциплина была строгой. Граф Гюллен был комендантом Берлина, служба неслась исправно».
    Особенно хорошо чувствовали себя на постое офицеры. Обычно они занимали самые лучшие дома, а в сельской местности - замки и усадьбы, где жили на весьма широкую ногу, порой не отказывая себе в удовольствии даже давать званые ужины, ездить на псовую охоту или давать балы, конечно же, за счет вынужденно гостеприимных хозяев: «В каждом городе, через который проходил полк (вБаварии по дороге на войну 1812 г.), полковой адъютант, свободный от де­журства, получал указание от полковника отправиться к бургомистру и взять у него список всех приличных семейств города и их адреса. Вечером в эти семейства отправлялись приглашения на бал, который на следующий день давался полковником, располагавшимся всегда в лучшем особняке. Полковые музыканты составляли оркестр, а напитки подавались с поистине королевской щедростью. Праздник венчался роскошным ужином и продолжался до рассвета, когда трубачи давали сигнал " По коням", и полк снова выступал в поход».
    О требованиях, предъявляемых к местному населению в отношении содержания войск можно хорошо судить по приказу на день от 19 марта 1809 г., данному в генеральной квартире Немецкой армии в г. Ульме: «Войска будут питаться в домах, где они размещаются по обычаю, который установился в Германии... Унтер-офицеры и солдаты будут получать сверх установленного хлебного рациона следующее:
    ■ на завтрак - суп и водку;
    ■ на обед - суп, 10 унций (306 г) мяса, овощи и пол­штофа пива;
    ■ на ужин - овощи и полштофа пива.
    Г-да генералы должны проконтролировать соблюдение предписанных правил и сообщить г-ну маршалу имена тех офицеров, которые не будут пресекать нарушений в отношении данного порядка, предписывая своим верным солдатам самую большую корректность по отношению к подданным государств Конфедерации (Рейнской)».
    Увы, за пределами Германии и своей территории (Франции, Бельгии, Голландии, Италии) постой не представлял собой столь радужной картины. Уже Польша, хотя и являлась союзным государством, но по причине бедности ресурсов и определенных стереотипов поведения населения оставила о себе у солдат и офицеров наполеоновской армии совсем иные впечатления и воспоминания. Вот что писал 6 сентября 1807 г. будущий дивизионный генерал, тогда полковник 7-го гусарского, Эдуард Кольбер своему начальнику генералу Лассалю: «Я, наконец, мой дорогой друг, расположился на кантонир-квартирах! И где же? Увы, в Польше. Впрочем, согласно приказу по армии мы должны, вероятно, возблагодарить Бога, ибо из этого приказа следует, что быть в Польше - это все равно что быть во Франции... Поистине, безумие рассказывать подобные сказки французам. Составители этой ереси, очевидно, не пытались получить свои рационы на берегах Омулева и не умирали от нищеты на берегах Пилицы в награду за верную службу... Нечего и говорить о водке - разве за последний месяц мы получили хоть каплю?! Даже в Варшаве не хотят ничего давать для моего полка. Так что победителям под Гейльсбергом и Фридландом остается, чтобы прожить, полтора фунта черного хлеба и перспектива умереть в тюрьме, если они попросят положенных им овощей у своего хозяина...»
    Впрочем, все, конечно, относительно, и из письма того же автора видно, что постой в Польше был не столь уж ужасающим, по крайней мере для офицеров: «Поговорим теперь об офицерах. Они живут неплохо. Почти все расположились в помещичьих усадьбах и кое-как устроились. Я живу у доброго малого, у которого, как и у всех в этой стране, есть немного " нема"... но со свининой дело здесь обстоит недурно, я пью и ем. Я хожу на охоту и приношу два-три добрых трофея в день, когда хорошо целюсь... »
    
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Стратегия и оперативное искусство Наполеона
Эпоха Революции и Империи была отмечена не только переворотом в тактических формах боя. Не в меньшей, а пожалуй, в значительно большей степени она означала и глобальную ломку самой концепции войны, а следовательно, и стратегических форм и сопряженного с ними. ...
читать главу

Вооружение пехоты
С тех пор как в начале XVIII в. знаменитый французский инженер-фортификатор Вобан сделал простое, но гениальное изобретение — штыковую трубку, позволившую крепить штык к ружью, которое не теряло при этом возможность стрелять, а также усовершенствовал...
читать главу

Набег русских на Византию в 860 году н.э.
Этот набег описан в древнерусских, византийских и европейских летописях. В те года Византия воевала с Малой Азии с арабами, когда 18 июня в 860 году приблизительно 2-3 сотни судов руссов пришвартовались у берегов Босфора. Каждый из этих кораблей, как сообщают летописи, свободно вмещал от 30 до 40 человек. Приблизительное количество нападающих россов колеблется между 7-8 тысячами.
Приближение россов состоялось по Эквинскому понту. Это было неожиданным появлением и византийцы мало, что знали о противнике. О россах к тому времени было известно лишь как о «кровавом народе с севера».
читать статью


Осада Иерусалима Титом
В 70 году до и э Палестину населили еврейские племена, которые были вытеснены из Месопотамии. Они основали государство Израиль в 925 г до и .э распавшееся на два царства: Иудею и Израиль.
В 70 году весной Иерусалим был осажен Титом. Тогда он представлял собой крепость, очень хорошо защищенную тройной линией стен. Одна стена была защищена обрывами, другая рвами. Стены были оснащены четырехугольными массивными башнями из белого мрамора. Внутри был замок Антония и Соломоновский храм, защищенные с помощью четырех стен.
читать статью