←  Интересное

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Современная космонавтика

Фотография stan4420 stan4420 10.03 2018

Астронавты на борту Международной космической станции (МКС) поприветствуют нового пассажира в этом году — летающего, говорящего робота Саймона.
Саймон — свободно летающий шарообразный робот с улыбающимся лицом. Он имеет словарный запас из более чем 1000 предложений, передает Daily Mail.
Кроме того, робот обучен распознавать лицо и голос космонавта — немецкого геофизика доктора Александра Герста, который будет его лучшим приятелем на борту. Также Саймон может играть любимую музыку ученого.
Белый дроид весит всего 5 кг, а размером походит на мяч. Робот был придуман для помощи космонавтам на МКС — психологической и технической.
 
«Саймон — персональный помощник, способный распознавать голос и лицо. Мы хотим изучить психологические последствия длительных космических полетов для членов экипажа и опробовать подходящие контрмеры, особенно те, которые снижают стресс. Мы будем уделять особое внимание интеллектуальному анализу и взаимодействию между людьми и ИИ», — сказал Тиль Эйзенберг, руководитель проекта.
Изобретатели отмечают, что у него есть искусственный интеллект, восьмидюймовый экран и двигатели с пропеллером, чтобы двигаться в невесомых условиях.
Саймон присоединится к доктору Герсту на борту МКС во время миссии Horizon Европейского космического агентства в период с июня по октябрь.
 
Первый тест беспилотника в условиях микрогравитации должен состояться в следующем месяце на параболическом полете, выполняемом немецким космическим агентством DLR.
Разработчики признались, что будущие версии Саймона теоретически могут включать в себя лазерные указатели, механические руки, а также способность говорить с выражением, если космонавт подвергается стрессу, ему грустно или он сердит.

и

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 16.03 2018

Рассказ о том, как частная космонавтика не справилась с поставленными задачами

https://nplus1.ru/ma...-xprize-the-end

Ответить

Фотография ddd ddd 27.02 2021

Репаблик:
Раньше за освоение космоса бились страны, теперь – миллиардеры. Почему Маск, Безос и Брэнсон нацелились за пределы Земли

Главное отличие SpaceX, Blue Origin и Virgin Galactic от государственных проектов в том, что они целиком держатся на энтузиазме создателей. От этого разбираться в идеях и мотивах богатейших людей планеты еще интереснее.

Во второй половине прошлого века битва за освоение космоса сводилась к противостоянию двух сверхдержав. США и СССР доказывали друг другу научно-технологическое, интеллектуальное и идеологическое превосходство, соревнуясь, кто первым выйдет за пределы Земли, исследует другие планеты и бескрайние просторы, о которых предыдущие поколения могли только мечтать. Через 50 лет после того как Нил Армстронг и Базз Олдрин высадились на Луну, за галактическое могущество борются не только разные страны – флагманами прогресса выступают компании под руководством богатейших людей мира, интеллектуалов и бизнесменов с космическими амбициями и страстью к приключениям.

Главные герои

Самый известный участник гонки – компания Илона Маска SpaceX, которая 30 мая прошлого года успешно запустила на орбиту двух астронавтов НАСА на космическом корабле Dragon 2. В ноябре на том же корабле стартовала миссия Crew-1 с экипажем уже из четырех человек – они будут проводить исследования и осуществлять обслуживание МКС до весны 2021-го. На весну уже намечен запуск Crew-2, а на конец года – Crew-3, тогда же у SpaceX запланирован перелет для компании Axiom Space до МКС. В состав экипажа войдут бывший астронавт НАСА и сотрудник Axiom Space Майкл Лопес-Алегриа и трое гражданских.

Полеты в космос с экипажем – не единственная и даже не главная область интереса SpaceX. Маск одержим покорением Марса, его компания продолжает тестировать ракету Starship, в которую НАСА вложило $135 млн и которая должна стать главным транспортным средством для путешествий на другие планеты или на Луну. Реализация программы «Артемида» с первой высадкой астронавтов на естественный спутник Земли за полвека намечена на 2024 год. В декабре 2020-го Starship успешно стартовал, но не смог нормально приземлиться и взорвался от удара о посадочную площадку. Такие локальные неудачи не смущают космических магнатов – на первые два месяца этого года запланированы аж три новых испытания флагмана SpaceX.

В 2023-м SpaceX рассчитывает осуществить коммерческий перелет вокруг Луны. Экспедиция займет шесть дней, главным энтузиастом выступил японский миллиардер и меценат, ценитель искусства Юсаку Маэдзава. Предприниматель из Азии выкупил все места на корабле Starship и бесплатно предоставит их шести-восьми талантливым деятелям искусства в рамках проекта #dearMoon. Их задача заключается в том, чтобы после возвращения из уникального рейса создать под впечатлением от путешествия принципиально новые арт-объекты. Космос должен стать для творцов источником вдохновения.

Дополнительным интересом для корпорации Маска ⁠стало выполнение обязанностей провайдера – она получила от ⁠Федеральной комиссии по связи почти $900 млн на запуск тысяч ⁠спутников в рамках проекта по развертыванию ⁠глобальной сети интернет-покрытия Starlink. С мая 2019-го по ноябрь ⁠2020-го SpaceX провела уже ⁠16 выводов спутников на орбиту. Еще больше ⁠операций запланировано на 2021-й – несмотря на социальный кризис из-за пандемии коронавируса, этот год может стать ключевым в кампании по освоению космоса и для Маска, и для его конкурентов.

Основатель Amazon Джефф Безос, которого идейный вдохновитель Tesla недавно сместил с первого места в списке богатейших людей мира, занялся покорением космоса еще раньше Илона (тот основал SpaceX в 2002-м, а Blue Origin Безоса начала работу двумя годами раньше). Миллиардер мечтал о путешествиях за пределы Земли с пяти лет, когда увидел репортаж о высадке на Луну, и теперь считает именно этот аспект своей деятельности важнейшим. К его организации приковано намного меньше внимания, чем к SpaceX, но это не значит, что Джефф менее серьезно относится к битве за космос – просто он привык работать в тени.

В отличие от Маска, нацелившегося на Марс, Безос мыслит более практично и приземленно. Выступая в Нью-Йорке, он раскритиковал амбициозный проект оппонента.

По мнению Безоса, самым важным стратегическим направлением для людей должна стать Луна. После основания постоянно действующей базы на спутнике можно будет двинуться дальше.

Blue Origin, как и SpaceX, вошла в список компаний, отобранных НАСА для проекта «Артемида». В этом году у проекта Безоса запланирован первый полет с человеческим экипажем на корабле New Shepard – в дальнейшем именно эта модель должна выступить флагманом космического туризма. В октябре 2020-го она провела уже 13-ю миссию – и первую, когда ракета выполнила перелет с грузом, закрепленным снаружи, а не внутри капсулы. Еще один намеченный на 2021-й проект Blue Origin – запуск тяжелой орбитальной ракеты-носителя New Glenn, разработка которой началась девять лет назад. Ее двигатель BE-4 также будет использован для работы ракеты Vulcan – запуск должен состояться в апреле и станет историческим: это будет первая американская экспедиция на Луну со времен «Аполлона», хотя высадку и осуществят не люди, а роботы.

Меньше всего шансов на выигрыш в гонке у британского миллиардера сэра Ричарда Брэнсона, который не ставит таких амбициозных задач, как Маск и Безос, но с 2004-го целенаправленно работает над освоением космоса во главе компании Virgin Galactic. Ее главная цель – сделать путешествия в космос доступными. По задумке Брэнсона, туристы должны будут подниматься на самолете на высоту около 15 км, после чего на космолете многоразового использования взлетать на расстояние примерно 100 км от Земли. Семь лет назад Virgin Galactic продала более 700 билетов на подобные экспедиции в будущем – каждый обошелся в $250 тысяч, а среди энтузиастов оказалось немало знаменитостей – например, Леонардо Ди Каприо, Джастин Бибер и Эштон Кутчер.

Правда, с космическим туризмом пришлось повременить – в 2014-м планы Брэнсона сорвал жуткий несчастный случай, когда в ходе испытания корабль SpaceShipTwo разбился из-за неполадок с топливным баком, один пилот погиб, а другой получил серьезные травмы. Это не первое происшествие с фатальным исходом, которое подорвало репутацию Virgin Galactic: в 2007-м три сотрудника скончались в результате взрыва во время исследования компонентов ракетного двигателя для SpaceShipTwo. Однако подобные трагедии лишь подстегивают желание Брэнсона все сделать правильно: он не отказался от затеи, и в этом году собирается сам отправиться в космос.

В 2016-м суборбитальный космолет VSS Unity впервые совершил одиночный полет и достиг границы атмосферы с экипажем из трех человек. В декабре 2020-го компания отменила тестовый запуск, потому что бортовой компьютер, передающий данные о двигателях, потерял связь, но Virgin Galactic уже объявила, что сначала все-таки проведет испытание, а затем запустит над Землей самого британского миллиардера. Если миссия Брэнсона пройдет успешно, очередь дойдет до тех людей, которые много лет назад заплатили четверть миллиона долларов за возможность побывать в космосе. Серьезность Ричарда не вызывает сомнений – 70-летний искатель приключений известен авантюрами: он пересек Тихий океан и Атлантику на воздушном шаре, проскочил Ла-Манш на автомобилях-амфибиях и чуть не погиб в погоне за рекордом в британских водах.

В чем разница между покорителями космоса? Что их объединяет?

Главное отличие SpaceX, Blue Origin и Virgin Galactic от государственных проектов в том, что они целиком держатся на энтузиазме создателей. От этого разбираться в идеях богатейших людей планеты еще интереснее. Почему их тянет в небо? По мнению эксперта по исследованиям космоса и профессора инженерии Иэна Бойда, большую роль в стремлениях Маска, Безоса и Брэнсона сыграла ностальгия – каждый из трех миллиардеров так или иначе соприкоснулся с эпохой холодной войны, когда соперничество между Советским Союзом и Штатами стало мощным катализатором научного прогресса и привело к попыткам проникнуть в неизведанные сферы жизни.

«Было целое поколение людей, которые видели, как человек ступил на Луну, – объясняет Бойд. – Но после этого они столкнулись с разочарованием».

Безосу было пять, когда «Аполлон-11» высадился на Луну, но создатель Amazon уверяет, что именно это событие сформировало его систему ценностей и зародило желание освоить космос: «Эта идея заразила меня. Ты не выбираешь свою страсть, это она выбирает тебя. Я мечтал об этом и готовился к этому очень долгое время. Человечеству придется отправиться в космос, если мы хотим преуспеть как цивилизация».

Примерно так же описывает увлечение космосом Брэнсон:
Меня вдохновила высадка на Луну. Я следил за ней по черно-белому телевизору, когда был еще очень молод. Для меня это был поворотный момент. Мама позвонила и сказала: «Не напивайся, я хочу, чтобы ты посмотрел это дома с нами».

Самый молодой из тройки – Маск – родился через два года после исторического полета экипажа Армстронга и Олдрина, но его не меньше завораживали сай-фай сериалы 1970-х и романы о космических путешественниках. «Илон проявил себя очень рано и постарался заполучить максимум внимания, – сравнил подходы миллиардеров журналист и автор книги “Бароны космоса” Кристиан Дэвенпорт. – В 2003-м он взял макет ракеты Falcon 1 и прошел с ним по Национальной аллее в Вашингтоне, чтобы заинтересовать НАСА. С самого начала он очень быстро пробивался на вершину. Девиз Безоса – “Тише едешь – дальше будешь”. Ему нравится действовать в обстановке секретности. Многие люди не знали, что он занимается Blue Origin с 2000 года, и его это полностью устраивает».

Эксперты считают, что для космической гонки XXI века, как и в 1960-х, принципиально важен элемент соревнования – только если раньше за первенство бились государства, теперь покорение космоса превратилось в квест для миллиардеров, каждый из которых хочет заполучить лучшие игрушки в песочнице. В таком случае главная цель Маска и его конкурентов – не забота о будущем человечества и не стремление приблизить прогресс, а попытка удовлетворить амбиции, вышедшие на космический уровень.

«Иногда их соперничество становится очень напряженным, – продолжает Дэвенпорт. – Были иски, перепалки в твиттере и много обоюдной критики. Но я думаю, они осознают, что нуждаются друг в друге, потому что соревнование идет им на пользу. Оно делает их работу более эффективной и изобретательной. У них определенно большие эго, и трудно представить что-то более амбициозное, чем покорение космоса. Подобный вызов требует не только богатства, но и смелости, потому что вероятность провала очень высока».

Космических магнатов критикуют за то, что они не обращают внимания на земные проблемы и вкладывают деньги в покорение других планет, пока их собственная страдает от множества более реальных кризисов. Например, колумнистка The Guardian Арва Махдави предположила, что эксплуатация космоса ради прибыли интересует Маска и Безоса намного больше, чем возможность спасти человечество. Кроме туризма, огромные деньги может принести добыча содержащихся в астероидах ценных металлов – среди них встречаются золото и платина.

«Конечно, покорение космоса – не бессмысленная игра, – рассуждает журналистка. – Можно одновременно решать проблемы на Земле и расширять познания о вселенной. Однако миллиардеры больше заинтересованы в колонизации и монетизации космоса, чем в том, чтобы сделать условия более гуманными для сотрудников».

В качестве примера Махдави приводит ситуацию, когда Безос сократил медицинские пособия для 1900 работников Whole Food Market. «Если вы думаете, что миллиардеры осваивают космос ради человечества, то я смогу провести вас с Земли на Марс по мосту. Они делают это ради эго и коммерческой выгоды. Они думают, что это возможно, потому что в буквальном смысле считают себя повелителями вселенной». Слабое место подобной критики заключается в том, что проекты SpaceX, Blue Origin и Virgin Galactic могут принести пользу, даже если за ними стоят корысть или честолюбие. Нельзя отрицать, что колонизация космоса действительно может принести пользу человечеству и решить глобальные проблемы.

Илон Маск воспринимает освоение Марса как запасной план – людям нужно иметь возможность для отступления в случае природного катаклизма или техногенной катастрофы. По мнению Безоса, космические экспедиции – это путь к спасению не только человечества, но и истощенной Земли.
«Мы находимся в процессе уничтожения планеты, – объяснил глава Blue Origin. – Мы отправляли зондов-роботов на каждую планету Солнечной системы, и это правильно, потому что мы обязаны беречь Землю. Сделать это можно за счет космических ресурсов. Люди не должны игнорировать неопровержимый факт – наша планета не бесконечна».

Кого-то, как автора Axios Мириам Крамер, вдохновляют достижения филантропов-изобретателей-миллиардеров. Другие не могут скрыть сарказма по поводу хитрого способа обогатиться, прикрытого благими намерениями.

«На сайте Безоса можно найти избранные работы великого популяризатора науки Карла Сагана, – отмечает эксперт по климату и исследованиям Земли Майкл Манн. – Я бы советовал ему прислушаться к мыслям Сагана по этому поводу. Он любил исследования космоса больше, чем кто-либо, но не испытывал иллюзий и посвятил последние годы жизни нашей планете. Безосу также стоит сосредоточиться на сохранении окружающей среды и на борьбе с изменением климата – возможно, тогда он реализует цели, которые декларирует».

На одной чаше весов – возможность решить проблемы человечества и освободить Землю от нашего присутствия в далеком будущем. На другой – перспектива не дотянуть до этого будущего, если самые влиятельные люди мира будут игнорировать надвигающиеся катастрофы. Космический туризм развивается не так быстро, как рассчитывали Маск, Безос и Брэнсон. Даже если их ближайшие проекты окажутся успешными и произведут революцию в астронавтике, пройдет не один десяток лет, прежде чем полеты на SpaceShipTwo, New Shepard или Starship станут доступными не только миллионерам. Вопрос в том, что произойдет раньше: грезящие Марсом и Луной миллиардеры приблизят мир космических путешествий, или ресурсы Земли иссякнут, как предсказывают экологические пессимисты.
Ответить

Фотография Gurga Gurga 27.02 2021

В декабре 2020-го Starship успешно стартовал, но не смог нормально приземлиться и взорвался от удара о посадочную площадку.

Интересно, как это амеры многократно успешно без аварий могли прилуняться без суперкомпьютеров, а сейчас не получается банально приземлиться (приводниться)?


Сообщение отредактировал Gurga: 27.02.2021 - 23:59 PM
Ответить

Фотография Gundir Gundir 28.02 2021

Интересно, как это амеры многократно успешно без аварий могли прилуняться без суперкомпьютеров, а сейчас не получается банально приземлиться (приводниться)?

Приземлится. Так просто разные аппараты разной степени обкатанности. Старшип - абсолютно новый корабль, на совершенно новых двигателях - раптор. Они на метане. Его же, Маска, фалькон на мерлинах работающих на керосине слетал в 20-м 26 раз, и все компоненты 26 раз успешно вернулись. 100% из 100.

А это же прототипы, обкатка. Да еще и корабль просто огромный. С расчетной массой полезного груза в 252 тонны

Ответить

Фотография Gurga Gurga 28.02 2021

С расчетной массой полезного груза в 252 тонны

Масса ступени с топливом при посадке ~25т, масса посадочного лунного модуля с топливом и пассажирами ~15т.  Без суперкомпьютеров на ручном управлении амеры умудрились прилунить без единной аварии. Фантастиш!  

Ответить

Фотография Шановный Пан Шановный Пан 07.03 2021

Интересно, как это амеры многократно успешно без аварий могли прилуняться без суперкомпьютеров

Возможность "успешного многократного прилунения без суперкомпьютеров" доказали советские АМС "Луна-16", "Луна-17", "Луна-20", "Луна-21" и "Луна-24". И не только посадки, но и возращения на Землю с лунным грунтом.

 

Масса ступени с топливом при посадке ~25т, масса посадочного лунного модуля с топливом и пассажирами ~15т.  Без суперкомпьютеров на ручном управлении амеры умудрились прилунить без единной аварии. Фантастиш!

Начнем с того, что масса ступени с топливом при посадке не 25 тонн, а 15 тонн в условиях земной гравитации. В условиях лунной гравитации масса посадочной ступени с топливом и пассажирами ~2,5 тонны.

 

Многочисленные безаварийные посадки "Харриеров" и Як-38-х (~11 т каждый) доказали, что посадка на реактивной тяге с ручным упралением доступна даже летчику средней квалификации, а не только астронавтам с квалификацией выше средней.

Ответить

Фотография Gurga Gurga 07.03 2021

Возможность "успешного многократного прилунения без суперкомпьютеров" доказали советские АМС "Луна-16", "Луна-17", "Луна-20", "Луна-21" и "Луна-24". И не только посадки, но и возращения на Землю с лунным грунтом.

Я не против. Но 50 лет назад УЖЕ умели, а сегодня учатся заново.

 

Начнем с того, что масса ступени с топливом при посадке не 25 тонн, а 15 тонн в условиях земной гравитации. В условиях лунной гравитации масса посадочной ступени с топливом и пассажирами ~2,5 тонны.

Масса везде одинакова, а вес разный. 

Ответить

Фотография ddd ddd 09.03 2021

Космическая гонка 2.0:
чего добиваются конкуренты России

23.01.2021, Профиль:

profile.ru/scitech/kosmicheskaya-gonka-2-0-chego-dobivayutsya-konkurenty-rossii-v-kosmose-585747/

sp2-782x440.jpg
До конца 2021 года ожидается первый запуск американской сверхтяжелой ракеты SLS

Несмотря на пандемию коронавируса, 2020 год не оставил любителей космонавтики без новостей. Это и первая стыковка с МКС космического корабля, произведенного частной компанией (SpaceX Dragon), и начало работы спутникового интернета нового поколения (Starlink), и успешная доставка на Землю образцов породы с других небесных тел (миссии «Чанъэ-5», «Хаябуса-2»).

Но в новом году будет еще интереснее. Нас ожидает долгожданный старт лунной программы NASA, запуск орбитального телескопа имени Джеймса Уэбба, строительство Китаем новой орбитальной станции, «боевое крещение» целой плеяды новых ракет...

Что стоит за этими событиями? По словам экспертов «Профиля», мир стоит на пороге новой космической гонки. При этом по сравнению с «гонкой 1.0» 1950–1980-х годов у нее будет иное содержание и состав участников. Сегодня амбиции в отношении космоса имеют уже десятки стран, а прямая конкуренция между ними сменяется сугубо прагматичным партнерством.

США: курс на Луну

Самый масштабный запуск 2021 года запланирован на ноябрь. Сверхтяжелая ракета SLS с кораблем «Орион» стартует с космодрома на мысе Канаверал (США) к Луне. «Орион» должен провести на лунной орбите 25 суток, подтвердить работу всех систем в условиях радиации и вернуться на Землю. Это первая миссия в составе программы NASA «Артемида», ставящей целью возвращение человека на Луну спустя полвека после «Аполлона».

Безусловно, американцы не планировали покидать Луну на столь долгий срок. Почти каждое десятилетие в NASA разрабатывали лунные программы, но они не получали долгосрочной поддержки Вашингтона. Предыдущая программа «Созвездие» датируется началом 2000-х: ее утвердили в администрации Джорджа Буша-младшего, но следующий президент Барак Обама отменил ее, сочтя нецелесообразным тратиться на повторение пройденного.

Однако разработка корабля «Орион» и ракеты «Арес-5» (позже переименованной в SLS) стартовала именно в те годы. «Орион» уже прошел тест на земной орбите в 2014 году, а SLS должна была полететь в 2017-м, но из-за отсутствия ясной цели работа над обоими проектами затянулась. Эту цель и обеспечила программа «Артемида», инициированная в 2019-м президентом Дональдом Трампом.

«Трамп возродил Национальный космический совет – орган, созданный во времена Джона Кеннеди и формально не распускавшийся, но последний раз активно работавший 30 лет назад, – рассказывает кандидат технических наук, эксперт по космонавтике Андрей Ионин. – При фактическом отсутствии этого совета в качестве мозгового центра приходилось выступать NASA, хотя агентству привычнее роль исполнителя и распределителя денег. Буша-младшего и Обаму эта ситуация устраивала, поскольку космос их всерьез не интересовал.  Теперь же вице-президент Майк Пенс во главе совета провел коренную ревизию разбалансированной космической программы США и предложил четкую стратегию».

У «Артемиды» жесткие сроки: в случае успеха беспилотной миссии в ноябре 2021-го через год-два состоится облет Луны с экипажем на борту «Ориона», а в 2024-м – высадка на Луне минимум двух астронавтов. Параллельно NASA реализует программу Lunar Gateway – строительство обитаемой станции на лунной орбите. Она была утверждена раньше и, по сути, является отголоском предыдущей стратегии, когда вместо освоения Луны предполагалось лететь сразу на Марс с помощью подобного пересадочного пункта.

Хотя дублирование «Артемиды» и Lunar Gateway критикуется в США, в пользу станции есть веский для Вашингтона аргумент: в середине 2020-х подойдет к концу срок службы МКС, и американцы, как ведущая космическая нация, не могут снова создавать станцию на земной орбите, а обязаны двинуться дальше. Как раз в 2024 году планируется вывод первых модулей Gateway. В 2021-м по этой программе состоится только запуск на орбиту Луны спутника CAPSTONE, который должен рассчитать траекторию движения будущей станции.
1Snimok-ekrana-1.jpg©
Необратимая тяга к звездам

Конечно, остается риск, что новый президент-демократ Джо Байден, подобно Обаме, пересмотрит начинания своего предшественника-республиканца. Тем более что ресурсы федерального бюджета США в ближайшие годы наверняка потребуются на поддержку пострадавшей от коронакризиса экономики. Известно, что Байден уже назначил команду, которая скорректирует курс космического агентства (NASA Transition Team).

«Новый вице-президент Камала Харрис, которая по должности возглавит совет по космосу, не будет уделять ему столько внимания, – считает Ионин. – Напор по «Артемиде» ослабнет, а такие программы требуют политической воли, поскольку всегда возникают непредвиденные расходы. Откровенно говоря, 2024 год возник в планах только потому, что Трамп был уверен, что это будет окончание его президентства. И все же надеюсь, Майк Пенс придал «Артемиде» такое ускорение, что программа приобрела необратимый характер».

Эту точку зрения разделяет блогер, популяризатор космонавтики Виталий Егоров. «Мы видим, что Конгресс США одобрил запрошенный NASA бюджет на 2021 год, – объясняет он. – На самом деле космонавтика поддерживается представителями обеих партий, хоть и с разных сторон. Ведь кроме внешнеполитического аспекта есть и социальный: обеспечить работой целую отрасль американской промышленности. В целом после 15-летних усилий по созданию «Ориона» и SLS отказываться от Луны нерационально. Если вспомнить программу «Аполлон», больше всего денег тратилось не на полеты, а на разработку техники, открытие производственных линий. Когда система налажена, ее эксплуатация не так накладна. Поскольку США уже прошли самый трудный и затратный этап, отказ от «Артемиды» даст больше негатива для имиджа страны, чем позитива для экономики. Надо отдать должное NASA, которая в предыдущие годы активно заключала международные альянсы по «Артемиде» и Gateway. Это дало двум программам гарантию стабильности».

1space_web2.jpg©

Китай: великий поход

Семимильными шагами развивается космонавтика в Китае. Самая громкая новость 2020 года – успешная миссия «Чанъэ-5» по забору и транспортировке лунного грунта (предыдущая порция реголита была доставлена на Землю в 1976 году). Но и помимо этого Китаю есть чем похвастать.

В 2020-м страна запустила марсианскую миссию «Тяньвэнь-1», провела орбитальные испытания пилотируемого корабля нового поколения (пока китайцы пользуются кораблем «Шэньчжоу», созданным в 1990-е по образу и подобию нашего «Союза»), завершила формирование спутниковой навигационной системы «Бэйдоу». А также пополнила семейство ракет с символическим названием «Великий поход», впервые запустив тяжелую «Чанчжэн-5B» и «Чанчжэн-8» среднего класса.

Если до 2017 года Китай осуществлял не более 20 запусков в год, то с 2018-го этот показатель вырос почти вдвое. В 2021-м Пекин собирается покорить планку в 40 запусков. Главная задача – строительство новой орбитальной станции. Ранее, в 2010-х, китайцы запустили две орбитальные лаборатории – «Тяньгун-1» и «Тяньгун-2» (напоминавшие ранние советские станции «Салют» и «Алмаз») – они свое отработали и уже сошли с орбиты. Следующая станция будет трехмодульной (примерно 20% от объема МКС) и рассчитанной минимум на 10 лет, а ввести ее в строй планируется уже в 2022 году. Модули «Тианхэ» и «Вэнтьян» должны быть запущены до конца 2021-го.

sp4.jpg
Китайская космонавтика, поднявшись в 1990-е на технологиях СССР, в ближайшем десятилетии намерена бросить вызов США

На советском багаже

Также Китай имеет большие виды на Луну. Сам полет «Чанъэ-5» за грунтом был бы невозможен без 20-летней подготовки. Лунная программа КНР была утверждена в конце 1990-х, и с тех пор страна последовательно набирала компетенции: сначала полеты по лунной орбите (2007–2012), потом мягкая посадка, первая в истории человечества посадка на обратной стороне Луны и луноход «Юйту-2» (2013–2019).

В 2019 году Пекин объявил о задаче в 10-летний срок построить обитаемую базу на Луне, а в августе 2020-го был обнародован план китайской окололунной станции (ILRS). Налицо желание поравняться с США. Разница лишь в том, что китайский сверхтяж «Чанчжэн-9» еще не прошел стадию проектирования.

Китайские проекты в части околоземного и дальнего космоса логично взаимоувязаны, отмечает Виталий Егоров. «В ближайшую пятилетку Китай будет загружен работой по орбитальной станции. Но за это время успеет отработать пилотируемые полеты на новом корабле, чтобы потом использовать его увеличенный вариант для полета на Луну. Такую же схему хочет реализовать «Роскосмос» с кораблем «Орел», но пока китайский проект нас обгоняет.

То же и с ракетами: на данном этапе Китай создает новую линейку ракетных двигателей, которые в перспективе понадобятся для сверхтяжелой ракеты. Конечно, лунная база в 2030 году – слишком оптимистично, но физическое достижение китайскими космонавтами поверхности Луны за 10 лет вполне реально», – говорит эксперт.

«Не столь важно, когда Китай высадится на Луне, – главное, что видно поступательное движение по всем фронтам, – добавляет Андрей Ионин. – Да, кому-то китайские темпы кажутся медленными, но зато есть ясная стратегия, обеспеченность ресурсами. Китай, как он это умеет, совместил советский опыт государственного управления космонавтикой через конкурирующие холдинги и американский путь – привлечение частной инициативы и инвестиций».

Впитав в 1990-е годы достижения космонавтики СССР (Россия проводила обучающие программы для китайских специалистов по соглашениям 1992 и 1996 годов), скоро Китай нас обойдет, прогнозирует Егоров: «Последним вздохом советской космонавтики в Китае выступает как раз новая орбитальная станция – она имеет идеологического предшественника в виде станции «Мир». В остальном Китай прошел этап копирования технологий, а по части полетов в дальний космос он уже сейчас впереди России».

Индия: почетное четвертое место

Путь системного развития «по-советски» избрала и Индия. Пока она движется с отставанием от Китая примерно на десятилетие. Индийская космическая программа стартовала с разработки нескольких типов ракет (легкие носители PSLV летают с 1990-х годов, GSLV среднего класса – с 2000-х), что позволило вывести на орбиту множество национальных спутников, в том числе навигационные системы GAGAN и IRNSS. Затем Индия устремилась в дальний космос, отправив спутники на орбиты Луны (2008) и Марса (2013). В 2019 году индийцы предприняли первую попытку прилуниться, но луноход «Чандраян-2» разбился при посадке.

sp3.jpg
Индия претендует на то, чтобы в 2022 году стать четвертой страной в мире с собственной пилотируемой космонавтикой

В 2021 году Индия вновь попытается посадить аппарат на Луну («Чандраян-3»), а также протестирует в беспилотном режиме новый корабль «Гаганьян». Если его полет будет успешным, в 2022 году может состояться запуск с индийским экипажем, который сделает Индию четвертой страной в мире с собственной пилотируемой космонавтикой (после СССР, США и Китая).

Дальнейший план запусков впечатляет разносторонностью: спутник на орбиту Венеры, аппарат для изучения Солнца и новая марсианская миссия предположительно с марсоходом на борту.

Япония: расстановка приоритетов

Иная ситуация сложилась в Японии. Хотя космонавтика в этой стране зародилась в 1960-е, разные факторы долго мешали ей стать полноценной космической державой. Во-первых, крайне зависимая позиция от США: до 1990-х японцы производили ракеты только по американской лицензии. Во-вторых, на фоне поражения во Второй мировой войне японская космонавтика носила исключительно научный характер – только в конце ХХ века в Токио решили развивать военное направление из-за угроз от КНДР. На это наслоились двоевластие параллельно существовавших космических агентств, экономический кризис и череда аварий в 1990-е.

Ситуация улучшилась в XXI веке с привлечением частного бизнеса. Корпорация Mitsubishi взяла контроль над запусками ракеты H-II, ориентировав ее на рынок коммерческих запусков. В 2021 году ожидается премьера ракеты следующего поколения – более экономичной H3, разработанной непосредственно в Mitsubishi.

Также японцам удалось найти свободную нишу в космических миссиях – исследование астероидов. В этом Япония уже сейчас продвинулась дальше NASA: в 2010-м аппарат «Хаябуса» доставил на Землю образцы грунта астероида Итокава, а в конце прошлого года «Хаябуса-2» вернулся с грунтом астероида Рюгу. Теперь японцы намерены лететь на спутник Марса Фобос – разумеется, вновь за грунтом. Не исключено, что он вернется на Землю раньше, чем США получат образцы марсианской породы (их должен «отщипнуть» марсоход Perseverance, начинающий работу в этом году, прибытие груза на Землю ожидается к концу 2020-х).

Дальше только вместе

Космические программы других стран тем более не претендуют на целостность. Налицо стремление, использовав наработки стран-пионеров, перескочить начальные этапы развития космонавтики. В результате ОАЭ уже летят на Марс (марсианский спутник «Аль-Амаль» запущен летом 2020-го), а Израиль пытается сесть на Луну (аппарат «Берешит» потерпел крушение при посадке в апреле 2019-го). Как арабский, так и израильский (в меньшей степени) проекты были подготовлены с помощью США.

Новые лунные программы NASA еще сильнее расширят список стран –участников «космического клуба». Так, Европейское космическое агентство (ЕКА) и Япония помогут NASA в постройке модулей станции Gateway, а Канада займется созданием роботизированных систем. В программе «Артемида» задействованы Великобритания, Италия, Люксембург (до этого европейская космонавтика развивалась только под единым «зонтиком» ЕКА), Япония, Канада, ОАЭ, Австралия и Украина.

По мнению собеседников «Профиля», нельзя сказать, что космос становится по-настоящему многополярным: соревнование в XXI веке будет разворачиваться между США и Китаем. Причем китайские успехи значительно мобилизовали США, в том числе по формированию коалиции «сателлитов».

«То, что у Китая будет своя орбитальная станция у Земли, мотивировало США двигаться к Луне, чтобы показать свое превосходство, – говорит Виталий Егоров. – Однако при несомненном присутствии политического подтекста не стоит ждать космической гонки в той же форме, что и в XX веке. Сегодня космос приобретает экономическое значение, а отношения между странами больше напоминают бизнес-партнерство. Что и кому должна доказывать Австралия? Космос ей интересен как новый рынок, полигон для применения технологий и выращивания стартапов. С прицелом на частный бизнес действует и Великобритания, которая после выхода из Евросоюза лишилась права участвовать в европейской навигационной системе и теперь делает ставку на собственную космонавтику.

Еще более яркий пример – Люксембург. Мы можем сколько угодно смотреть на этого «малыша» свысока, но годовой космический доход Люксембурга примерно сравним с бюджетом «Роскосмоса», потому что в этом герцогстве базируется SES – один из крупнейших спутниковых операторов в мире. Коммерция в космосе становится надежной основой для долгосрочных проектов».

Ответить

Фотография ddd ddd 09.03 2021

Орбита на миллион:
кто составит конкуренцию SpaceX в космической индустрии

24.01.2021. Профиль:

profile.ru/scitech/orbita-na-million-kto-sostavit-konkurenciyu-spacex-v-kosmicheskoj-industrii-593963/

kos1-782x440.jpg
Установка ракеты «Союз» со спутниками OneWeb на космодроме Восточный

В ближайшие дни ожидается первый громкий космический запуск 2021 года: SpaceX вновь проведет испытания ракеты нового поколения Starship. Предыдущий тестовый полет Starship в декабре 2020 года наделал много шума. По словам экспертов «Профиля», если компании Илона Маска удастся довести Starship до серийного производства, а также сделать прибыльным спутниковый интернет Starlink, она надолго станет лидером коммерческого освоения космоса.

Вместе с тем, успехи SpaceX «разбудили» мировое бизнес-сообщество, и теперь оно открывает возможности космической индустрии. Ее будущий рост может затормозить только один фактор – критическое загрязнение околоземной орбиты частями отработавших спутников.

Глобальный взгляд

Сегодня бизнес в космосе почти целиком связан с околоземными спутниками. По данным Bryce Space and Technology, они генерируют 74% космической экономики (остальные 26% – рынок, созданный госзаказами и субсидированием по линии космических агентств). При этом в течение 2010-х объем спутниковой индустрии вырос на 61%. Еще нагляднее другая цифра: за прошедшее десятилетие число работающих на орбите спутников увеличилось в три раза – примерно с 900 до 2800 (данные UCS Satellite Database).

Это только начало, уверен футуролог, амбассадор Singularity University Евгений Кузнецов. «Сервисы, использующие дистанционное зондирование Земли, растут как грибы после дождя. Мы уже привыкли к бытовым сервисам вроде предсказания погоды, когда можно открыть онлайн-карту и посмотреть, через сколько минут кончится дождь. А вот космический контроль сельхозугодий и транспортных потоков еще воспринимается как экзотика. Но к 2030 году данные из космоса станут важным драйвером экономического роста. Вы просто не сможете быть успешным фермером, не имея возможности оценить по карте качество полива своих полей. Соответственно, возникает необходимость вывода новых констелляций спутников, чтобы обеспечить непрерывный мониторинг каждого уголка Земли. Пока приходится выбирать: либо снимки с высоким разрешением, либо частое обновление данных».

По мнению Кузнецова, в течение 2020-х спутники станут фундаментальной инфраструктурой земной экономики  наподобие линий электропередачи. Это будет иметь последствия в сфере этики и политики. «Сейчас мы все еще сохраняем элементы локального мышления, – поясняет футуролог. – Мол, главное – развитие своего региона, а что происходит на другом континенте, не важно. Для перехода к глобальному мышлению в вопросах климата и управления ресурсами нужно иметь космический взгляд на Землю целиком».

1space_web1.jpg©
 
Всемирный вай-фай

Быстрее всего орбита пополняется за счет группировок спутникового интернета. Самую масштабную задумала компания Илона Маска SpaceX. В рамках проекта Starlink она вывела в 2019–2020 годах более 950 спутников. В планах на 2021-й по 2–3 запуска в месяц, каждый раз с 60 спутниками на борту. В перспективе численность Starlink должна вырасти до 42 тыс. спутников. В октябре 2020-го SpaceX запустила бета-версию сервиса, продемонстрировав высокое качество сигнала.

Как отмечают эксперты, главная ценность проекта Starlink состоит в налаживании конвейерного производства спутников. Раньше такие аппараты собирали вручную по несколько экземпляров в год. SpaceX производит до шести штук в день. Как говорится, почувствуйте разницу.

«Теперь главная интрига – будет ли Starlink прибыльным, – рассказывает популяризатор космонавтики Виталий Егоров. – Ведь идея спутникового интернета возникла еще в 1990-х, свою констелляцию создал провайдер Iridium. Но массовой эта услуга не стала. Конечно, с тех пор ситуация изменилась: другая электронно-компонентная база, другая экономика запусков. Также нужно учитывать, что главный инвестор Starlink – это Google, которым движет стратегическая цель увеличить число своих пользователей за счет 2 млрд человек в развивающихся странах и труднодоступных районах, которые пока не подключены к интернету. Если эту публику удастся охватить Всемирной паутиной, то, пусть даже Starlink не будет генерировать доход на предоставлении услуг связи, проект сочтут успешным».

Другой вопрос – станет ли SpaceX монополистом на новом рынке? В течение 2010-х планы по созданию аналогичных группировок вынашивали Facebook, Telesat, Samsung, но дальше деклараций дело не пошло.

Сегодня главным соперником Starlink считается британская компания OneWeb. В 2019–2020 годах она вывела 110 спутников из планируемых 6372 (следующий запуск пройдет 25 февраля с космодрома Восточный), но при этом едва не обанкротилась и была спасена во многом благодаря инвестициям правительства Великобритании в размере $500 млн.

Кроме того, собственную группировку численностью 3236 спутников (Project Kuiper) собирается вывести интернет-гипермаркет Amazon. О конкретных планах по запускам не сообщалось.
«У Amazon тот же интерес, что и у Google: расширение своей аудитории, – комментирует Егоров. – OneWeb в более уязвимом положении, поскольку в его случае заработок на провайдерских услугах первостепенен. Впрочем, политические амбиции Великобритании какое-то время смогут компенсировать убыточность сервиса. OneWeb вряд ли станет полноценным конкурентом Starlink, но и не разорится».

«Если SpaceX докажет, что бизнес-модель спутникового интернета работает, начнутся очень насыщенные годы, – предполагает Кузнецов. – Ведь при всей циклопической масштабности проект Starlink рискует устареть за 5–7 лет. К 2030 году объемы интернет-трафика возрастут на несколько порядков, и надо будет «вешать» спутники с большей пропускной способностью. Подозреваю, что этот момент ждут китайские компании. Они вынуждены пропустить первый этап развития технологии, но готовятся обойти Илона Маска на втором».

По мнению футуролога, в результате этих процессов перед человечеством в полный рост встанет проблема космической экологии. Уже в прошлом году астрономы предъявили претензии SpaceX: мол, из-за роя ваших спутников мы не видим звезды! «Достаточно одной громкой истории со столкновением спутников, и в мире начнется кампания за чистку орбит, удаление и переработку вышедших из строя аппаратов, – говорит Кузнецов. – Это не подкосит спутниковую индустрию, наоборот, выведет ее на новый уровень – создание многомодульных спутников, к которым можно подлететь, починить, заменить устаревшие детали и продлить срок службы еще на несколько лет».

«Маршрутки» на орбиту

Другой сегмент космической индустрии – транспортные услуги – меньше в денежном выражении, но популярнее у любителей космонавтики. Им в 2021 году будет на что посмотреть: впереди настоящий парад новых ракет. Примечательно, что почти все они создаются с прицелом на коммерческий рынок. В частности, это относится к тяжелым Vulcan (разработка Boeing и Lockheed Martin) и New Glenn (Blue Origin), которые тоже должны дебютировать до конца года. Помимо спутниковой нагрузки, их разработчиков ожидают щедрые контракты NASA на полеты к окололунной станции Gateway.

Особая ситуация складывается на рынке легких ракет, отвечающих за запуски мини-спутников – кубсатов (аппаратов из стандартных блоков 10х10х10 см) и покеткубов (5х5х5 см). «Для небольших космических стартапов важно, чтобы изготовленный сегодня аппарат уже завтра полетел и начал поставлять данные, которые можно продать, – поясняет Виталий Егоров. – Если он стоит месяцами в сборочной комнате и ждет по расписанию следующий «Союз», возникает кассовый разрыв: не на что выплатить зарплату сотрудникам и делать следующий спутник. Эту проблему решают малые ракеты: в пересчете на 1 кг нагрузки они дороже, но зато летают часто и с разных космодромов. Также с их помощью можно точнее разместить спутник на нужной орбите с определенным наклонением».

На рынке легких ракет грузоподъемностью до 5 тонн работает ряд американских стартапов: Rocket Lab, Firefly Aerospace, Virgin Orbit, Astra, Relativity Space, ABL. К ним в последние годы присоединились несколько китайских: Galactic Energy, i-Space, LinkSpace, LandSpace, Deep Blue Aerospace. Все они явно подражают SpaceX, причем стремятся сократить цикл разработки ракеты до 3–4 лет, выйдя на рынок быстрее, чем это сделал сам Илон Маск (Falcon 9 полетел через восемь лет после создания SpaceX).

Почти каждая из этих ракет имеет любопытные особенности. Некоторые разработчики взяли курс на экономичные жидкостные двигатели (Rocket Lab, LandSpace, Virgin Orbit, ABL, LinkSpace), в том числе на метановом топливе (LandSpace, iSpace), другие закладывают потенциал многоразового использования ракеты (RocketLab, iSpace, LinkSpace, Deep Blue Aerospace). Virgin Orbit привлекает клиентов мобильностью: ее ракета стартует в воздухе со специального самолета, то есть запуск можно произвести с любого аэродрома. А Relativity Space печатает ракету на 3D-принтере – на изготовление уходит всего 60 дней.

Самым «взрослым» из этих носителей является Electron от компании Rocket Lab – уже 15 успешных запусков. До конца 2021 года ожидается порядка десяти пусковых премьер (см. таблицу). А в следующие годы – и того больше: аналогичные разработки ведут компании RFA, Phantom Space, Hylmpulse, OrbitX, Skyrora и другие (прогресс каждой можно отследить на портале newspace.im). Конечно, до стартовой площадки доберутся не все. Но если в начале 2010-х более 90% космических стартапов отсеивалось на стадии рендеров, сегодня этот процент ощутимо снизился.
1Snimok-ekrana-2.jpg©
Starship и остальные

Но и на этом фоне SpaceX остается недосягаемым лидером. «Новые ракеты – следствие хайпа в среде инвесторов, готовых оплачивать все, хоть отдаленно напоминающее то, что делает Илон Маск, – объясняет эксперт по космонавтике Андрей Ионин. – На самом деле, как показала Россия еще в 1990-е годы, сделать легкий носитель можно с минимальными затратами, переделав обычную военную ракету. Но на рынке кубсатов много денег не соберешь. Если же развиваться поступательно, как сам Маск, который начал с легкой Falcon 1, продолжил средней Falcon 9, а потом перешел к тяжелой Falcon Heavy, это задача другого уровня сложности. Но даже большие ракеты, которые сейчас создаются, например, европейская Ariane-6 по сравнению со SpaceX выглядят устаревшими. Да, европейцы пытаются снизить себестоимость полетов на десятки процентов, но поравняться с Falcon 9 все равно не смогут».

Именно Falcon 9 можно назвать главной ракетой современности. В конце 2020-го, за 10 лет эксплуатации, она преодолела отметку в 100 запусков. В новом году, как сообщил Маск, модель полетит 48 раз – в среднем по запуску в неделю. $2,5 тысячи – столько стоит транспортировка на Falcon 9 одного килограмма груза на низкую орбиту: в 6–8 раз меньше, чем на американских Delta IV и Atlas V, в 3–4 раза дешевле, чем на европейской Ariane-5 и японской H-II, на 20–50% дешевле, чем на российских «Союзе» и «Протоне».

kos2.jpg
В 2021 году ожидается первый орбитальный полет Starship, полностью многоразового космолета на метановом двигателе

По словам Виталия Егорова, высочайший темп работы ракетного подразделения SpaceX уже обгоняет развитие спутникового рынка. От кризиса перепроизводства Маска спасает, во-первых, внутренний заказ (запуски спутников Starlink), а во-вторых, переброска ресурсов на новый проект – Starship. Это уже ракетостроение будущего: полностью многоразовый космолет на метановом двигателе. В SpaceX уверяют, что запуск Starship грузоподъемностью более 100 тонн будет стоить $2 млн (стоимость топлива + техобслуживания). То есть цена за 1 кг груза составит немыслимые сегодня $20. «Маск постоянно идет на повышение ставок, повышение сложности. В этом стратегия SpaceX напоминает развитие советской космонавтики», – отмечает Егоров.

«Главная ценность SpaceX – это команда, – добавляет Ионин. – До сих пор Маск занимался повторением пройденного, тренировался «на кошках» и в итоге выучил своих людей так, что равных им по компетенции нигде нет. Причем это компактная команда. Каждую задачу Маск ставит своим прямым подчиненным. Не нужно, как NASA, собирать совещание из сотни компаний-поставщиков, у каждой из которых свои интересы и твоя ракета их, мягко говоря, не слишком интересует. Falcon 9 – это рыночный отрыв. Starship – отрыв технологический».

В августе 2020-го прототип Starship взлетел на 150 метров, в декабре – уже на 12,5 километра. Правда, после сложных маневров в атмосфере мягкая посадка не удалась: испытания окончились впечатляющим взрывом. Но Илон Маск остался доволен, подытожив полет в Twitter: «Марс, мы идем!». В начале 2021-го SpaceX проведет новые испытания Starship, а до конца года ожидается первый орбитальный полет.

«Взятый темп демонстрирует убедительность намерений по полету на Марс, – констатирует Егоров. – Конечно, многое будет зависеть от финансовых показателей Starlink: появится ли у Маска больше средств для разработки новых технологий. Так или иначе, он выбрал грамотный путь на Марс. Вспомним, что в XX веке космические программы США вызывали много вопросов у налогоплательщиков. NASA оправдывалось тем, что в космосе создаются технологии, которые затем принесут пользу на Земле, но встречало резонное возражение: а почему сразу не делать их на Земле? Маск же пошел с обратной стороны. Он создает технологии здесь и сейчас, но с дальним прицелом. Роботизированные автомобили (Tesla), рытье подземных туннелей (The Boring Company), солнечные батареи (SolarCity), вертикальная посадка ракет – все это однажды понадобится на Марсе. Это долгий путь, но зато понятный инвесторам. Поэтому они готовы верить Маску и вкладываться в его футуристические идеи».

Ответить

Фотография ddd ddd 09.03 2021

Звездные амбиции:
когда начнется индустриальная разработка дальнего космоса

26.01.2021, Профиль
profile.ru/scitech/zvezdnye-ambicii-kogda-nachnetsya-industrialnaya-razrabotka-dalnego-kosmosa-593967/

cIAAAgHHbuA-1920.jpg

«Привет, потомки! Как вы там? Высадились на Марс?» – спрашивает Юрий Гагарин в популярном интернет-меме. Почему человечество «застряло» на Земле на несколько десятилетий – излюбленная тема для конспирологических дискуссий. На самом же деле, как рассказали «Профилю» эксперты, только сейчас, через 60 лет после первого полета человека в космос, сформировалось понимание целей и средств нашего следующего шага в Солнечной системе.

Не просто изучение, но активная индустриализация доступного космического пространства – такова повестка амбициозных проектов начинающегося десятилетия. Их главными действующими лицами станут не национальные агентства, а крупные предприниматели. При этом уже на старте этого процесса обозначилась опасная перспектива: за сферы влияния в дальнем космосе, похоже, развернется нешуточная борьба.

 

kos3-782x440.jpg
Космический стартап Tyvak Nano создает аппараты для исследования Луны в рамках подпрограммы Commercial Lunar Payload Services


Луна как ресурсная база

Достижим ли дальний космос? Похоже, человечество нащупало аргументированный ответ на этот вопрос.

Во-первых, путь в глубины Солнечной системы нецелесообразен в формате эпизодических вылазок: необходимо обживать космическое пространство шаг за шагом. Новая лунная программа США «Артемида» рассматривает высадку на Луне как начало большого пути: в этом ее главное отличие от «дедушки» «Аполлона». Только после обустройства Луны США готовы двинуться дальше, на Марс.

Во-вторых, без кооперации с бизнесом не обойтись. Не случайно NASA заказало компаниям SpaceX, Blue Origin и Dynetics эскиз лунного посадочного модуля. Они должны предъявить свои варианты в феврале – агентство выберет самый удачный и профинансирует его разработку.

Кроме того, в качестве подготовки к «Артемиде» запущен проект Commercial Lunar Payload Services (CLPS) по отправке на Луну исследовательских станций, произведенных частными компаниями. Они начинены приборами, которые понадобятся при создании лунного поселения (например, лазерными датчиками для сверхточной навигации во время прилунения). В этом году NASA запустит по линии CLPS две миссии: с аппаратом Peregrine от компании Astrobotic и аппаратом Nova-C от Intuitive Machines. Еще три миссии должны отправиться в 2022–2023 годах, в том числе будет запущен луноход VIPER, нацеленный на поиск льда на южном полюсе Луны.

Эксперты сравнивают эту ситуацию с эпохой Великих географических открытий: вначале экспедиции в Новый Свет снаряжались на средства королевских дворов, но затем на первый план вышла предпринимательская инициатива. Если космические «искатели приключений» тоже примут эстафету у государственных игроков, это даст необходимые ресурсы для экспансии.

«Взять главу Amazon и Blue Origin Джеффа Безоса, большого любителя космонавтики, – говорит блогер, популяризатор космонавтики Виталий Егоров. – NASA только запросило у него аванпроект посадочного модуля, а он уже испытывает двигатели, строит макет. По сути, сам инвестирует в лунную программу США. Еще больше бизнес активизируется, если подтвердится наличие на Луне залежей льда. Считаем: литр воды, доставленный на околоземную орбиту, стоит $20 тыс., на Луну – уже $500 тыс. Космонавту на орбитальной станции требуется 9 литров воды в сутки. Если на Gateway будут дежурить хотя бы два человека, 18 литров по $500 тыс. – это $9 млн дохода ежедневно. Это уже реальное основание, чтобы писать бизнес-план и идти к инвесторам. Нужно только понять, в какой форме на Луне вода: чистый лед, смесь ледяной крошки с реголитом или что-то другое. В ближайшие годы этому вопросу будет посвящено несколько миссий: VIPER, российская «Луна-25», китайская «Чанъэ-6».

kos4.jpg
Лунная программа NASA «Артемида» тесно завязана на сотрудничество с частным бизнесом. В частности, компания Blue Origin разрабатывает лунный посадочный модуль

Обеспечение водой является лишь одной из подобных тем. С лета 2020 года NASA объявило серию тендеров на разработку решений для лунной инфраструктуры: атомных электростанций, генераторов электричества и тепла с помощью химических реакций, системы 4G-связи, биотуалета, работающего в условиях пониженной гравитации…

«2020–2021 годы – начало эпохи индустриального дальнего космоса, – констатирует футуролог, амбассадор Singularity University Евгений Кузнецов. – Дальше многое будет зависеть от того, удастся ли наладить добычу топлива на космических телах. Если да, то можно далеко улететь. Самым перспективным топливом становится водородно-кислородная пара: уже ведутся эксперименты по расщеплению воды, которая будет добыта на Луне. Стартап 2020 года – оцененный в $1,2 млрд Momentus Space нашего соотечественника Михаила Кокорича, который разработал маневровый двигатель, работающий на водной плазме. Кстати, недавно инвестор Стив Юрветсон, который одним из первых разглядел Илона Маска, написал, что даже на текущих технологиях достаточно $5 млрд инвестиций в лунную промышленность, которая станет самоокупаемой на горизонте 10–20 лет. Космос перешел в инвестиционную фазу: это уже не затраты на престиж, а нормальные инвестпроекты, пусть пока с длинным циклом».

Куда дальше?

Следующим после Луны пунктом назначения, вероятно, станет не Марс, а более близкие к Земле астероиды. Такой вывод можно сделать из текущих и планируемых миссий.

Это и японская «Хаябуса-2», вернувшаяся в декабре 2020-го с «кусочком» астероида Рюгу.

И американский зонд OSIRIS-REx, который должен доставить такой же «гостинец» с астероида Бенну: в октябре прошлого года он достиг его поверхности, в марте стартует обратно с образцами породы, прибытие на Землю ожидается в сентябре 2023-го.

И, наконец, миссия NASA Double Asteroid Redirection Test, которую планируется запустить ближайшим летом: ударный зонд направится к астероиду Дидим и врежется в него. Это позволит рассчитать возможности рукотворной корректировки орбиты небесных тел.

kos5.jpg
Японская миссия «Хаябуса-2» у астероида Рюгу

Все это миссии сугубо прикладного характера, уточняет Евгений Кузнецов: «Изменение орбиты астероидов нужно, во-первых, для предотвращения их столкновения с Землей. Конечно, это маловероятное событие, но вопрос безопасности позволяет аккумулировать ресурсы на астероидную тематику. Вторая задача – перемещение астероидов на удобные орбиты, где будет удобно вести их промышленную разработку. Собственно, этим объясняется выбор японцами астероида Рюгу: его дешевле всего отбуксировать, плюс – это, вероятно, металлический астероид, который может дать много дешевого металла для строительства орбитальных конструкций. В 2020-е эта индустрия не успеет развернуться в полный рост, но первые крупные эксперименты – например, отправку зонда не только для добычи грунта, но с целью развертывания на месте систем генерации топлива – провести успеем».

Что касается Марса, то его колонизация, в отличие от разработки астероидов, пока не выглядит оправданной, считает Кузнецов. «Плюс, чтобы двигаться к Марсу, нам нужно производить в космосе 95–99% ресурсов, необходимых для колонизации. В ближайшее десятилетие мы, скорее всего, продвинемся только на 5–10%. Различные беспилотные миссии на Марс возможны, но они будут носить пристрелочный характер», – отмечает футуролог.

Право первооткрывателя

Какой бы далекой ни представлялась промышленная деятельность в космосе, юридическая подготовка к ней уже началась. В 2015 году президент США Барак Обама подписал закон (H.R. 2262), закрепляющий право американцев на владение добытыми в космосе ресурсами при отсутствии суверенитета над космическими объектами в целом. В апреле 2020-го Дональд Трамп президентским указом освободил США от обязательств по Соглашению о деятельности государств на Луне и других небесных телах. Документ, принятый под эгидой ООН в 1979 году, провозглашал лунные ресурсы достоянием всего человечества.

«Все страны, планирующие экспансию в космосе, не ратифицировали это соглашение, просто США пошли дальше остальных, – комментирует Евгений Кузнецов. – Концепция космоса поменялась: сегодня он понимается как пространство проектного корпоративного освоения. Вероятно, для ее организационного оформления вскоре создадут международное агентство по космическим ресурсам, которое будет регистрировать проекты и брать за это процент с прибыли».

Не исключено, что нас ждут острые конфликты за космические ресурсы, признает футуролог: «К примеру, лунная вода содержится в ледниках, а они расположены на ограниченной площади. Ничто не мешает воткнуть экстракторы в один ледник и добывать наперегонки. Естественно, будет драка. Поэтому ключевым фактором становится скорость. Американцы и китайцы торопятся, понимая: кто первый встал, того и ресурсы. Сегодня в мире нельзя развиваться медленно, иначе тебя тут же обойдут на повороте».

Между тем российские власти резко отреагировали на апрельский указ Трампа. В «Роскосмосе» назвали его планом по «захвату других планет», в Кремле подчеркнули, что любая «приватизация космоса» неприемлема, а в МИД РФ не согласились с тем, что США отводят себе «лидирующую роль» в вопросе лунного будущего.

«Увы, все ушло в свисток: «не позволим, не дадим», – отметил в беседе с «Профилем» эксперт по космонавтике Андрей Ионин. – За прошедшие восемь месяцев ничего, кроме этих заявлений, Россия не сделала. Трамп воспользовался правовым вакуумом и начал прописывать правила игры в американских интересах. В этой ситуации надо предлагать альтернативу, запускать свои проекты. Если сам сидишь на Земле, возмущаться бесполезно».
1Glav-4.jpg©

Ответить

Фотография Шановный Пан Шановный Пан 15.04 2021

ВО СЛАВУ ЛУННЫХ ЭКСПЕДИЦИЙ: КАК ЗАНОВО (НЕ) ПОСТРОИТЬ «САТУРН-5»

 

6dd32ab52d82f07c6f6a70a0d4dd0820d7dca1f3

 

Программа «Аполлон» была впечатляющим успехом американской индустрии — но прямого продолжения так и не получила. Сейчас, когда НАСА возвращается к идее лунных экспедиций, многие задаются вопросом: зачем заново разрабатывать сверхтяжёлые ракеты-носители? Есть же готовые чертежи! Давайте построим «Сатурн-5» заново!

 


Кругом одни проблемы

Допустим, мы заполучили чертежи ракеты, выбили из конгресса финансирование и решили восстановить производство «Сатурн-5». Начинаем разбираться с чертежами, чтобы определиться, какие детали и где заказать.

И… сразу же наталкиваемся на проблему. В чертежах ракеты для некоторых ключевых деталей указан, например, сплав A018 (здесь и далее названия и марки узлов и агрегатов условные, сугубо для иллюстрации проблем, которые могут возникнуть при решении подобной задачи). Что это за сплав такой, в чертежах, понятное дело, не указано. Спецификации дают нам некоторое понимание, почему выбрали именно этот сплав, но не проливают света на то, как и из чего именно он делался.


6736ace7821b2d478b92a3b1533901cfae6b8d2e
 

Путём долгого копания в архивах нам удаётся отыскать накладные на пресловутый сплав и выяснить, что делала его по заказу НАСА фирма, условно, «Джонс & сыновья» на заводе в Мэриленде. Вот только ни завода, ни фирмы давно уже нет: «Джонс & сыновья» обанкротилась в середине 70-х, и её активы выкупил крупный металлургическиё концерн. Завод, на котором изготавливали A018, давным-давно закрыли и снесли, а на его месте теперь городской парк.

Пытаемся выяснить, кому могли бы достаться архивы «Джонс & сыновья». С большим трудом нам удаётся разыскать старичка-архивариуса на пенсии, который припоминает, что всю документацию, относящуюся к работе на НАСА, при банкротстве фирмы сложили в ящик с номером 28956B и отправили в офис выкупившего фирму концерна. Какой точно офис, старичок уже не помнит. И руководство концерна нам тоже помочь не сможет: концерн распался в начале 90-х, архивы разделил десяток фирм-преемников, и куда девалась металлическая коробка с номером 28956B никто, разумеется, не имеет представления.

В итоге у нас нет ни сплава, ни понимания, как его изготовили.

Что делать? Заменять известными аналогами? А вдруг есть какая-то тонкость, которую мы упускаем? Разрабатывать сплав заново методом обратной инженерии? На это уйдёт неопределенно много времени и денег (с учетом того, что кому-то придется еще и налаживать производство сплава). Или же перепроектировать полностью все изготовленные из A018 компоненты ракеты?

 


«Нет, Джонни, всё было не так!»

Ладно, временно отодвинули кризис с A018 в сторону и пытаемся дальше разобраться в ворохе полувековой давности бумаг. В них находим технологию, допустим, изготовления стенок баков для жидкого кислорода. Технология по современным меркам архаична, и быстрый опрос производителей в отрасли подтверждает наши опасения: так больше никто не делает. Хуже того, ни у кого больше нет оборудования, которое использовали в 60-х для изготовления стенок баков «Сатурн-5» — производственные цепочки давным-давно демонтированы, цеха перепрофилированы под другие задачи.

Даже если мы каким-то чудом найдём древнее оборудование (и другим чудом заставим его работать), у нас нет никого, кто на самом деле бы умел им пользоваться.

Те из рабочих и инженеров, делавших компоненты «Сатурн-5» в 1960-х, кто дожил до наших дней, — сейчас в весьма и весьма преклонном возрасте. Да, многие из них неплохо помнят отдельные стадии нужного нам процесса, но никто из них не поручится, что не забыл что-то важное. Человеческая память всё-таки не самый надёжный хранитель точной индустриальной информации!


d85f2b18f7e4d7a6e6e15068a89ae663b757d7e2
Первая ракета «Сатурн-5» на стартовом столе

 

В итоге перед нами встаёт «воодушевляющая» перспектива налаживать производство баков ракеты на изношенном, наполовину собранном из деталей со свалок оборудовании, под бдительным руководством восьмидесятилетних старичков, яростно спорящих друг с другом о том, какой же именно температурный режим они для этого использовали. Ну или же полностью перепроектировать баки ракеты под современные производственные технологии (заметили, что это решение повторяется с удручающей регулярностью?..)

 


Слишком много вопросов

Двигаемся дальше. На чертежах первой ступени находим сложной формы деталь конструкции, которую на вид можно было бы сделать и проще, и легче. В сохранившихся документах нет внятного объяснения, почему выбрали именно такую сложную форму. Инженера, который некогда принял это решение, давно нет в живых, и спросить его мы не можем. Его личный рабочий архив потерялся при переезде.


da9e9736ba3ef0e2d4b36e304337b0eb335a4f57
Первая ступень «Сатурна-5» в сборочном цехе

 

Весьма пожилые коллеги покойного инженера расходятся во мнениях, почему эта деталь имеет форму Z-образной загогулины с руку толщиной. Одни говорят, что такая форма оптимальна с точки зрения перераспределения вибрационных нагрузок. Другие утверждают, что уровень математического моделирования 60-х просто не позволял толком обсчитать эту деталь, поэтому её делали с огромным запасом прочности. Чтоб уж наверняка.

 

Кому верить? И что делать?

 

Заказывать производство Z-образной загогулины или перепроектировать эту часть конструкции заново?

Идём ещё дальше. В криогенных системах второй ступени ракеты повсюду используется уплотнитель QB51. К нашему великому облегчению, этот уплотнитель до сих пор производится… вот только использовать его нам уже нельзя. За прошедшие десятилетия стандарты безопасности ужесточились, и OSHA (Occupational Safety and Health Administration — служба охраны здоровья и безопасности на производстве) запретила использовать уплотнитель типа QB51 в ракетостроении.

Что делать? Подавать петиции в OSHA, чтобы сделали исключение, «потому что мы пытаемся заново сделать ракету полувековой давности, и иначе ну никак не получается»? Или перепроектировать полностью компоненты, использующие QB51, под современные — безопасные — материалы?

Затем банальная проблема — болты, которые использовались на «Сатурн-5» для крепления патрубков подачи компонентов топлива, теперь делаются по другой технологии, из другого материала. И сертификацию на космические условия они не проходили. Производитель не готов поручиться, что его болты выдержат требуемую комбинацию тепловых и динамических нагрузок. И что? Заказывать дорогостоящую и сложную экспертизу болтов — которая вполне может увенчаться заключением, что они для наших целей не пригодны и надо искать замену? Или перепроектировать полностью все крепления?

В двигательном отсеке второй ступени натыкаемся на встроенный в переборку комплекс датчиков, весом примерно в 50 кг и занимающий объем в 0,5 кубометра. Современные цифровые датчики, выполняющие аналогичную задачу, помещаются на ладони и весят от силы полкило. Полностью перепроектировать переборку под новые датчики? Потратить годы и усилия на воссоздание древних датчиков? Или поставить новые датчики, а место из-под старых систем забить балластом?

Ещё пример. Для системы турбонасоса нужны патрубки особой формы. Фирма, которая их производила, ещё существует, у неё есть вся необходимая технология, и она может выполнить наш заказ… но не за те деньги, что мы способны на это выделить.

Заказ нестандартный, фирме придется восстанавливать старые технологические решения, нарушать обычный режим работы. На аргументы, что в 60-х фирма согласилась выполнить эту работу за такую-то часть общего бюджета проекта, владелец холодно отвечает, что в 60-х и бензин стоил тридцать центов за галлон. Что будем делать? Просить увеличения бюджета у раздражённого непонятными задержками конгресса? Или перепроектировать турбонасос (что тоже потребует времени и денег)?

Далее. В электросистеме ракеты мы видим примитивное по современным меркам, ненадёжное и неэффективное решение. Да, в 60-х оно казалось верхом инженерного изящества и остроумия, но за прошедшие десятилетия технология ушла далеко вперёд. В имеющемся виде электросистема впустую тратит драгоценный вес (и деньги).

 

Если мы попытаемся улучшить этот конкретный элемент, то вскоре поймём, что и другие теперь тоже можно усовершенствовать — сделать легче, надёжнее, эффективнее.

 

Неизбежно на какой-то стадии встанет вопрос: «А почему бы не переделать всю электросистему заново?»

 


«Хоть как-то» — не наш вариант

Внимательный читатель уже, без сомнения, понял, куда клонится наша модель. Практически в каждой из рассмотренных ситуаций в какой-то момент встаёт вопрос: «А не проще ли спроектировать это с нуля?». Объём переделок, которые потребуется проделать только для того, чтобы привести старые решения в соответствие с современными возможностями, рано или поздно станет сопоставим с усилиями по разработке новой ракеты с нуля.

Зачем тогда вообще пытаться воспроизвести старую ракету?

Попытки объединить технические решения полувековой давности с современными неизбежно порождают вынужденные компромиссы. В инженерии любой компромисс — это по определению жертвование эффективностью ради того, чтобы «хоть как-то да работало». Но ракетостроение вообще и космонавтика в частности слишком сложны (да и дороги), чтобы удовлетвориться этим «хоть как-то».

Создание сверхтяжёлой ракеты-носителя — это не только инженерный подвиг. Это ещё и огромное напряжение индустриальных усилий, великое множество технологических цепочек, сходящихся в одной точке. В 60-х такую систему построили, чтобы создать «Сатурн-5». Но за прошедшие десятилетия индустрия изменилась почти до неузнаваемости, и технологические цепочки, участвовавшие в программе «Сатурн», распались. Чтобы восстановить их, потребуется куда больше времени и усилий, чем для того, чтобы создать новые — под новую ракету.


Алексей Широ
 

Ответить

Фотография Gundir Gundir 20.04 2021

Малая космическая революция
1275990_original.jpg

Российская частно-государственная компания GK Launch на бело-синей ракете «Союз-2» запустила 38 спутников. Тремя месяцами ранее компания SpaceX одной ракетой запустила 143 спутника — абсолютный рекорд. Предыдущий рекордный пуск совершили индийцы в 2017-м году, когда запустили 104 спутника. И это не ракеты стали больше — это спутники мельчают. Число малых спутников растет, и это показатель изменений, которые происходят в мировой космической отрасли.

Наноспутники (1-10 кг) и микроспутники (10-100 кг) развиваются последние двадцать лет. Поначалу их многие не воспринимали всерьез, называли «мусоросаты», использовали только для недорогих испытаний в космосе и в образовании. Но электроника уменьшалась, вычислительные способности её росли, как и пропускная способность радиоканалов, и в мире начали появляться десятки компаний, которые предлагали услуги на основе «мусоросатов». Оказалось, такие малыши могут фотографировать Землю с субметровым разрешением, следить за мировым судоходством и авиасообщением, нести на борту активные радары и работать в межпланетном пространстве.

1275603_original.gif

Как правило, малые космические аппараты собирают из компонентов индустриального класса, и цена их в несколько раз ниже, чем электроника космического назначения. Запускать малые спутники тоже легче. Сегодня есть три способа запуска малых спутников:

1. С Международной космической станции, роботизированной рукой

1275762_original.gif

или вручную:
1277082_original.gif

2. Сверхлегкими ракетами, грузоподъемностью 200-500 кг:

3. На больших ракетах попутным запуском, с каким-нибудь большим спутником или группой:

1276786_original.gif

Попутный запуск самый дешевый, так как владельцу попутки не надо оплачивать ракету — она уже оплачена основным заказчиком. Спутники становятся меньше и легче, а ракеты остаются прежние, поэтому практически на каждой ракете среднего класса остается запас грузоподъемности, который можно использовать. Малому «попутчику» требуется только оплатить интеграцию, то есть установку на ракету, и создание переходного адаптера системы отделения.

Поэтому, когда журналисты высчитывают стоимость запуска делением цены всей ракеты на её максимальную грузоподъемность, получается сумма, далекая от реальности. Например коммерческая цена ракеты «Союз-2» около $40 млн, а её грузоподъемность около 8000 кг, простым делением получим $5000 за 1 кг, но фактическая коммерческая стоимость запуска на этой ракете около $15 000 за кг.

Если же брать сверхлегкую ракету, типа Electron, то там простое деление даст цену около $30 000 за кг, но фактически она будет выше за счет интеграции и использования третьей ступени, особенно если у пуска несколько заказчиков. Тем не менее, спрос на запуски сверхлегкими ракетами есть и постоянно растет. Причина этого в недостатках попутного запуска большими ракетами. Таких недостатков несколько:
  • - длительный период ожидания пуска — места на ракете занимают за 2-3 года, хотя малый спутник реально собрать за полгода. Получается, космическая компания несет убытки, пока их аппарат простаивает на Земле в ожидании старта;
  • - ограниченность выбора высоты и наклонения орбиты: ракета летит туда, куда надо основному заказчику, в некоторых случаях разгонный блок способен изменить орбиту для попутной нагрузки, но такое возможно не всегда;
  • - необходимость разведения спутников по орбите (фазирования): даже если разгонный блок выводит «попутчиков» на нужную орбиту, то отделяет их «очередью», один за одним, и, прежде, чем они начнут полноценно работать, спутникам потребуется несколько недель, чтобы разойтись на достаточно большое расстояние и не создавать друг другу радиопомех.

Несмотря на недостатки, попутные запуски остаются самым популярным средством достижения орбиты для малых космических аппаратов. И на этот рынок пришел Илон Маск и говорит: «Эй, ребята, у меня ракеты со спутниками Starlink будут летать каждую неделю, могу подбросить, и ваша первая проблема решена». Вторая и третья проблема решаются дополнительными средствами — сверхмалыми разгонными блоками, которые запускаются как попутные микроспутники и доставляют малые аппараты куда им нужно.

1276450_original.jpg

SpaceX сама не производит такие малые разгонные блоки, и отдает это своим технологическим партнерам. На прошедшем рекордном пуске таким малым разгонным блоком стала Sherpa-FX — металлическое кольцо, внутри которого размещены двигатели, а снаружи — космические аппараты, которым нужно довыведение. Предполагалось, что на этом же Falcon 9 полетит и другой малый разгонный блок Vigoride от компании Momentus, но его отправка на орбиту переместилась на лето.

Высокая частота запусков по собственной программе Starlink и наличие малых разгонных блоков позволило SpaceX открыть программу Rideshare. Суть этой программы именно в запуске всей мелкой попутки, которую ему привезут клиенты. Цена запуска вне конкуренции — $5000 за кг на низкую орбиту, т.е. в три раза ниже, чем на российских ракетах. Услуга довыведения малым разгонным блоком оплачивается отдельно, но даже с наценкой спрос такой, что компания Momentus получила оценку на бирже $1,2 млрд (!), даже несмотря на то, что пока не запустила ни одного разгонного блока.



По сути, Маск пытается монополизировать и этот «копеечный» рынок запуска малых космических аппаратов. И первый запуск по программе Rideshare показал серьезность его заявки. Прежде общее годовое количество запущенных малых космических аппаратов (не считая Starlink и OneWed) насчитывало примерно 350 шт. Запуская по 140 шт, Маск закроет потребности всего рынка 2-3 ракетами. Все запущенные аппараты — мини-, микро- и наноспутники, поэтому общая их масса не превысила 5 тонн. Грузоподъемность же ракеты Falcon 9 — 22 тонны, то есть на ракете сохраняется значительный запас грузоподъемности (но не объема). Это серьезно повлияет на бизнес других ракетных частников, которые тоже метят в этот рынок: Rocketlab, Virgin Orbit, Astra, Firefly, «Роскосмос» тоже может остаться без «подработки» на извозе попутчиков.

В этих условиях обостряется конкуренция не за мощность ракеты, и даже не за её стоимость, хотя это тоже важно. Для производителей малых спутников и заказчиков их запусков более важным оказывается длительность интервала между подписанием договора на запуск и самим запуском. Важное значение приобретают бюрократические и организационные процедуры, и частные компании, хоть SpaceX, хоть Rocketlab, имеют по определению более высокие преимущества перед громоздким государственным агентством. В «Роскосмосе» это понимают, поэтому и доверили пусковую кампанию частно-государственной GK Launch («Главкосмос Пусковые Услуги»). В госкорпорации не отказывают в сотрудничестве и начинающим частникам, хотя им ещё предстоит показать себя в деле.

Наглядным выражением «разворота к клиенту» в условиях конкуренции стала новая «ливрея» классического «Союза». Ракета, которая практически не меняла своего облика десятки лет, приобрела новое «лицо».

1276225_original.jpg

С точки зрения традиционной космонавтики и инженерного дела — эта мера бессмысленная и даже вредная, так как краска добавляет массу ракете, а значит, отнимает ценные килограммы полезной нагрузки. Но в маркетинге красивая упаковка — одно из из небольших, но важных дел в конкуренции за клиента. Хорошо, что это стали у нас понимать.

Микро- и наноспутники продолжат свое развитие: снижение стоимости запуска, прогресс в микроэлектронике, новые технологии и растущие инвестиции будут повышать количество производимых аппаратов. К привычной фотосъемке и радарам добавляются ещё орбитальные серверы, оптическая связь, распределенные вычисления, квантовая криптография, фундаментальные космические исследования… Для всего этого нужны ракеты, а значит и для наших «Союзов» будет работа.

копирайт (Зеленый кот)

Ответить

Фотография Пугач Пугач 20.04 2021

Эта Тема не о России...  :dumau:

Ответить

Фотография Gundir Gundir 20.04 2021

Эта Тема не о России...

Это интернациональная тема

Ответить

Фотография Шановный Пан Шановный Пан 07.05 2021

SpaceX успешно запустила и посадила ракету Starship SN15
 

 

0605-02.png

 

 

Последний прототип Starship частной космической компании выполнил испытательный полет на большой высоте, впервые завершив все этапы - от взлета до приземления.

"Мы сели! Звездолет приземлился", - сказал Джон Инспрукер, главный инженер по интеграции SpaceX, в прямом эфире.

SN15 из нержавеющей стали ("Серийный номер 15") стартовал с испытательного полигона SpaceX Starbase, недалеко от деревни Бока-Чика в Южном Техасе ночью 6 мая (по московскому времени). Корабль поднялся в небо примерно на 10 километров, выполнил ряд маневров и вернулся для безопасного приземления на обозначенную бетонную посадочную площадку через шесть минут после взлета.

 

7194bad4e29b.jpg

 

  d071248ee742.jpg

 

Этот последний кусок открыл новый этап. Все четыре непосредственных предшественника SN15 развалились на куски после попыток аналогичных полетов за последние пять месяцев, в каждом случае отмечены практически все этапы, кроме "мягкой посадки".

Один из этих транспортных средств, SN10, казалось, благополучно приземлился, чтобы завершить свой мартовский полет, но вскоре после этого вспыхнул пожар и корабль взорвался.

Возгорание также охватило основание SN15 сразу после сегодняшней посадки, но он был потушен в относительно короткие сроки.

SpaceX извлекла уроки из этих других грубых посадок. И SN15 тоже немного отличается от предыдущих прототипов.

"В SN15 улучшены конструкции корабля, авионика и программное обеспечение, а также двигатели, которые позволят повысить скорость и эффективность на всех этапах производства и полета.

Хотя SN15 является полномасштабным прототипом космического корабля с точки зрения высоты и ширины, в нем всего три Raptor (у Starship будет шесть двигателей). Будущие тестовые варианты будут более мощными, и мы увидим, что эти более мощные машины полетят относительно скоро; Маск сказал, что SpaceX планирует запустить космический корабль на околоземную орбиту до конца года.

Если программа испытаний пройдет успешно, Starship может быть запущен вскоре после этого. Маск недавно сказал, что ожидает, что система будет полностью готова к работе где-то в 2023 году , хотя он признал, что его сроки, как правило, амбициозны.
 

Источник: © Techno.bigmir.net

 

Ответить

Фотография Шановный Пан Шановный Пан 07.05 2021

Первый пилотируемый полет корабля New Shepard состоится 20 июля

 

 

0505-06.png

 

 

Американская компания Blue Origin впервые отправит пассажира в суборбитальный полет на своем корабле New Shepard 20 июля. Как сообщила в среду пресс-служба компании, первый билет на полет к границам космоса Blue Origin будет разыгран с помощью аукциона, передает ТАСС.

"New Shepard отправит своего первого астронавта в космос 20 июля. Мы предлагаем одно место в этом первом полете победителю онлайн-аукциона Blue Origin", -- говорится в сообщении. Отмечается, что торги пройдут в три этапа и закончатся 12 июня. Вся выручка от продажи билета пойдет в фонд некоммерческой организации Club for the future ("Клуб для будущего").

 

Сайт "Новости космонавтики"

Ответить

Фотография ddd ddd 11.05 2021

Не Маском единым...
 

От велосипеда с ракетным двигателем к бизнесу на $4,1 млрд:
история Питера Бека и его космической Rocket Lab


Новозеландец Питер Бек никогда не посещал университет, но получил звание профессора, запускает десятки ракет в космос и надеется добраться до Венеры и Марса.


 
Первые изобретения

Питер Бек родился в новозеландском городе Инверкаргилл в 1981 году, в семье инженеров. В 15 лет он сам собрал из старых деталей алюминиевый велосипед, а в 18 — ракетный двигатель и «домашнее» топливо для него. В этом ему помогли библиотечные книги.

Чтобы испытать изобретение, Питер прикрепил двигатель к велосипеду и развил скорость почти 150 км/ч. Годом позднее на гоночном фестивале он разогнался на этом велосипеде до 140 км/ч за пять секунд.

rocket_run_dunedin_2.jpg
Ракетный велосипед Питер Бека Rocketbelts


Окончив школу, Бек пошёл работать, чтобы узнать инженерное дело на практике. Он собирал токарные станки и строил яхты, а также работал в компании Fisher & Paykel, производящей бытовую технику.

Затем его пригласили на работу инженером в научно-исследовательскую государственную лабораторию. Днём он работал над заказами лаборатории, а ночью — над собственными изобретениями.

Коллеги поддерживали Бека: однажды ему подарили кусок титана стоимостью $2000, который мог пригодиться Беку для изобретений.

В космос полететь очень сложно. Я чувствовал, что мы должны это дело упростить, и я знал, что для этого мне нужно самому построить ракету.

В 2006 году жену Питера Бека пригласили в США по работе на месяц. Инженер взял отпуск и полетел с ней: там он побывал в научном центре NASA и в офисах производителей космической техники Boeing и Aerojet Rocketdyne.

Он ожидал увидеть «энергичных стартаперов, полных энтузиазма» и надеялся найти новую работу — но их подходы казались ему устаревшими, Бек был разочарован.

Каждый из космических запусков тогда стоил $100-300 млн. Из-за цены и долгих согласований их проводили раз в месяц. Бек верил, что затраты на полёт в космос можно было снизить.
 
Старт фирмы Rocket Lab и первый запуск

В 2006 году Питер Бек открыл фирму Rocket Lab. Годом позже он получил от правительства Новой Зеландии в безвозмездную аренду этаж в лаборатории, где работал ранее.

Деньги на основание фирмы и разработку ракеты, $300 тысяч, Бек одолжил у семьи и новозеландского предпринимателя Марка Рокета, который впоследствии стал совладельцем.

В 2009 году Rocket Lab разработала первый прототип ракеты Atea-1, название которой с языка маори переводится как «космос». Двухступенчатая ракета из углеродного волокна весом в 60 кг и диаметром в 15 см могла поднять полезный груз в 2 кг на высоту до 150 км.

Миссия Rocket Lab — устранить барьеры на пути коммерции в космосе. Для этого нужно обеспечить условия для частых запусков небольших спутников, чтобы полёты в космос были регулярными.
Если люди получат коммерческий доступ в космос, не тратя при этом миллиарды долларов, возможности будут безграничными.

Для запуска ракеты компания разработала новую формулу топлива специально для своих двигателей. Кроме того, фирма изобрела новое абляционное покрытие для термозащиты камеры сгорания.

Инженеры заменили металлические детали, используемые для отведения газов под высоким давлением, на углеродное волокно, и установили электрический насос, в то время как ракеты других компаний использовали более дорогой механический.

Rocket Lab запустила прототип Atea-1 30 ноября 2009 года с новозеландского острова Грейт-Меркурий, который принадлежал бизнесмену Майклу Фею. Тот дал разрешение на запуск в обмен на то, чтобы на ракете отправили в космос домашние сосиски, завернутые в фольгу. Фею казалось, что было бы круто получить сосиски, которые побывали в космосе, цитирует его Bloomberg.

Шестиметровая ракета успешно достигла заявленной высоты в 150 км и скорости в пять раз превышающей скорость звука (5000 километров в час). В воздухе верхняя ступень аппарата провела около 20 минут, после чего опустилась в Тихий океан на парашюте.


Запуск Atea-1, которая стала первой новозеландской космической ракетой

С 2009 по 2013 год компания работала над созданием Atea-2, которая должна была вывести на орбиту 25 кг полезного груза, подняв его на высоту 250 км. Однако по неизвестным причинам ракету так и не выпустили.


Разработка Electron и собственный космодром

В 2013 году Rocket Lab приступила к разработке новой ракеты большей грузоподъёмности — Electron, на которой планировали отправить на орбиту 150 кг полезного груза.

Все детали ракеты печатали на 3D-принтере. Высотой 17 м и диаметром 1,2 м, оснащённая двигателями Rutherford, она, по расчётам, могла вывести груз на высоту до 500 км.

Компания провела около 200 испытаний в течение двух лет прежде, чем установить эти двигатели в Electron. Как и другие детали, основные элементы двигателей Rocket Lab печатает на 3D-принтере, на создание частей одного двигателя уходит 24 часа.

В декабре 2015 года Rocket Lab заключила договор на $6,95 млн с NASA, пообещав в течение следующих двух лет вывести их спутники на околоземную орбиту при помощи Electron.

kompaniya-rocket-lab-v-18-y-raz-zapustil

Тогда же компания также решила построить собственный космодром, чтобы не зависеть от чужих площадок. В качестве места выбрали новозеландский остров Махиа. «Воздушное движение в этом регионе редкое. Это позволит достичь самой высокой частоты запусков в истории», — отметил Бек.

В начале 2016 года Rocket Lab подписала соглашение с поставщиком аэронавигационного обслуживания Airways New Zealand на запуски и приступила к строительству космодрома.

RocketLab_Auto2.jpeg
Первый космодром Rocket Lab на острове Махиа в Новой Зеландии Rocketbusa

Строительство длилось два года. На территории космодрома расположили стартовую площадку, резервуары для хранения топлива и ангар для ракет, а также две комнаты для наблюдения.

Бек утверждал, что с нового космодрома компания может запускать свои ракеты до 120 раз в год, или один раз каждые 72 часа, однако сначала Rocket Lab стремилась к пяти запускам в месяц.

rocket-lab-2.jpg
Electron стала первой коммерческой ракетой Новой Зеландии Twitter

25 мая 2017 года с новозеландского космодрома стартовала первая именная ракета из серии Electron с кодовым названием «It’s a Test» («Это тест»). Она успешно отделила первую и вторую ступени, выполнив поставленную инженерами задачу, но не смогла достичь орбитальной скорости.

Вторая экспериментальная ракета, «Still Testing» («Тест продолжается») была запущена 21 января 2018 года. Она вывела на орбиту три спутника, а также испытательную аппаратуру.

В ноябре Rocket Lab запустила третью по счёту и первую коммерческую ракету Electron под названием «It’s Business Time» («Время для бизнеса»). На ней на орбиту вывели шесть небольших спутников — кубсатов — от частных компаний Spire Global, Tyvak Nano-Satellite Systems, Fleet Space Technologies.

8e4f21ed143bf649aa67c.jpg

Следующий запуск произошёл 16 декабря 2018 года. На Electron вывели на орбиту 13 кубсатов NASA. В следующие два года Rocket Lab провела 13 запусков: шесть в 2019-м и семь в 2020-ом.

15-168_cubesats_image_1.jpg
Кубический мини-спутник — кубсат Источник NASA.com

Изначально Питер Бек не планировал использовать возвращаемые ракеты, но в целях экономии Electron в марте 2020 года была доработана. Инженеры решили использовать первую ступень повторно.

В виду малого веса и объёма ступени они планировали спускать её при помощи вертолётов, но потом решили приземлять без пилотов на океаническую платформу.

 

13-я ракета Electron от Rocket Lab, названная «Pics Or It Didn't Happen» («Фото или этого не было»), 4 июля 2020 года не смогла выйти на орбиту. Официальной причиной назвали перегрев электрооборудования, что привело к отключению подачи энергии на двигатель турбонасоса.

22 марта 2021 года запустили 19-ю по счёту ракету Electron «They Go Up So Fast» («Они так быстро поднимаются»). На тот момент компания в общей сложности вывела на орбиту 104 кубсата.

 
Конкуренты и новый космодром

На 2016-2017 год запуск ракеты Electron от Rocket Lab стоил около $5 млн.

Конкуренцию Electron, по мнению экспертов, могла составить только лёгкая ракета Falcon 1 со стоимостью запуска $7,9 млн от SpaceX, если бы она до сих пор выпускалась. Но из-за отсутствия спроса на такой тип ракет в 2011 году её разработку прекратили.

Между нами и SpaceX много общего и различного. Нас объединяет то, что мы единственные частные компании, которые когда-либо успешно запускали ракету на орбиту и возвращали ее на Землю. Но наши ракеты-носители предназначены для разных рынков. В то время как SpaceX строит большие ракеты, мы делаем ракету-носитель гораздо меньшего размера, предназначенную для небольших спутников.

В 2017-м Rocket Lab привлекла $75 млн, в 2018-м — ещё $140 млн. В список инвесторов вошли австралийский фонд Future Fund, венчурные фирмы Promus Ventures и Bessemer Venture Partners, компания по разработке роботов Khosla Ventures, а также инвесторы, чьи имена не раскрываются. Перед этими двумя раундами инвестиций были ещё несколько, их объёмы не раскрываются.

«Инвесторы видят, что сотни стартапов готовы заменить многомиллиардные аппараты на геосинхронной орбите наноспутниками. И Rocket Lab в одиночку организуют предсказуемые, доступные и частые запуски, которые так необходимы, чтобы реализовать эти планы», — отметил инвестор Дэвид Коуэн из Bessemer Venture Partners.

В 2017 году компанию оценили больше чем $1 млрд, данные за последующие годы компания не раскрыла.

На полученные от инвесторов деньги компания перенесла главный офис в Калифорнию, арендовав помещение площадью 14 тысяч м². Производство при этом оставили в Новой Зеландии. По словам Бека, Rocket Lab собиралась вложить деньги в стартовые площадки, новые программы и доработку ракет Electron.

1400x-1.jpg
Внутри ангара в стартовом комплексе №1 Rocket Lab Bloomberg

В 2019 году Беку по инициативе инженерного факультета Оклендского университета присвоили звание профессора, хоть тот никогда не был студентом. По словам декана факультета Ника Смита, разработки и достижения Бека позволили ему «стать профессором в своей области».

К концу 2019 года Rocket Lab открыла на острове Уоллопс в США второй частный космодром специально для американских заказчиков, которые хотели проводить запуски со своей территории.

Новый космодром построили всего за год, там также разместили несколько ангаров для хранения ракет, чтобы обеспечить быстрые запуски.

Первыми клиентами компании на новом космодроме стали ВВС США. Они планируют запуск кубсата STP-27RM в рамках эксперимента 2 июля 2021 года.

В 2021 году запуск ракеты Electron с собственного космодрома Rocket Lab стоил уже около $7 млн. У их конкурента Virgin Group запуск ракеты LauncherOne, которая может выводить на орбиту спутники весом до 500 кг с борта лайнера Boeing 747–400, стоил около $12-15 млн.

Virgin Group может проводить до 20 запусков в год, в то время как Rocket Lab по расчётам может обеспечить 132 запуска: 120 из них с первой площадки в Новой Зеландии и 12 запусков с космодрома в США.

Другой конкурент Rocket Lab, Vector Space Systems, собрал примерно $100 млн инвестиций на запуск ракеты Vector-R грузоподъемностью 60 кг — но компания обанкротилась. В марте 2020 года американская военно-промышленная корпорация Lockheed Martin приобрела её за $4,25 млн, чтобы продолжить работу над ракетой.

 
Neutron и будущее Rocket Lab

В 2020 году Rocket Lab занялась разработкой более тяжёлой возвращаемой ракеты Neutron. Восьмитонная новинка сопоставима по весу с российским кораблём «Союз» вместе с тремя его модулями.

Neutron_Facts_LEO.png
Ракета Neutron Nasaspaceflight

Ракету планируют запустить в 2024 году. Основатель SpaceX Илон Маск поздравил Rocket Lab, но намекнул, что Neutron выглядит похожей на Falcon.

При высоте в 40 м и диаметре в 4,5 м Neutron будет использовать ту же электронику, что и Electron, но другие двигатели. Кроме того, инженеры планируют применять другой материал корпуса, так как имеющийся углеродный сплав недостаточно устойчив к высокой температуре, например, при входе в атмосферу.

Многоразовая Neutron сможет вывести на орбиту не только полезный груз в восемь тонн, но и людей. Хотя компания на первом этапе не собиралась разрабатывать капсулу для космонавтов.

Питер Бек раньше утверждал, что лучше съест свою шляпу, нежели сделает многоразовую ракету. На презентации Neutron в официальном канале Rocket Lab он действительно съел часть бейсболки, измельчённой в миксере.


Презентация Neutron

Питер Бек на данный момент не смог назвать стоимость Neutron, но утверждает, что она будет меньше $60 млн, которые SpaceX тратит на Falcon 9.

1 марта 2021 года Rocket Lab объявила о выходе на биржу через SPAC при помощи компании Vector Acquisition. Это быстрее, чем IPO: размещение происходит путём слияния с существующей публичной компанией.

Сделка принесла Rocket Lab порядка $745 млн инвестиций, $200 млн из которых планируется пустить на разработку новой ракеты Neutron.

Саму компанию Rocket Lab с учётом задолженностей оценили в $4,1 млрд.

В 2021 году Rocket Lab планирует запустить с американского космодрома космический аппарат с кубсатом CAPSTONE на орбиту Луны по программе NASA Launch Services. По словам руководителя лунной программы Rocket Lab Аманды Стайлз, в дальнейшем запуски будут проведены «не только на Луну, но и на Венеру, и Марс»

К 2027 году Rocket Lab прогнозирует выручку в $656 млн. По оценке компании, к 2029 году она выведет на орбиту при помощи Neutron и других своих ракет до 98% от общего количества всех спутников в мире, за исключением самых тяжёлых.

Ответить

Фотография Шановный Пан Шановный Пан 18.05 2021

Первый спутник: альтернативная история
Утянуто отсюда

Запуск первого спутника оказался большим сюрпризом, но в целом событие было ожидаемым — шел Международный геофизический год, и о намерении запустить в его рамках спутники заявили еще в 1955 году США и СССР. Достаточно известен факт, что США почти вывели объект на орбиту на год и месяц раньше. А если подумать, то можно вообразить сценарии, в которых спутник был бы запущен еще раньше*).

Технически, собрать ракету Redstone с твердотопливными ступенями и запустить спутник можно было с 1953 года, но все упиралось в отсутствие интереса на политическом Олимпе. Если бы фон Брауну удалось убедить достаточное количество лиц, принимающих решения, что запуск первого спутника станет историческим событием с гигантским пиар-эффектом, то первый спутник мог быть запущен еще тогда. Правда, Juno I не могла вывести на орбиту спутники массой больше десятка килограмм, а более грузоподъемных ракет пришлось бы ждать годами. Громкий старт космической эры мог обернуться длительным периодом застоя, когда ограничения по массе спутников не позволили бы запустить что-то хоть сколько-нибудь сложное.

Можно ли было запустить спутник на какой-нибудь модификации «Фау-2»? В исходном варианте — нет. Тяга двигателя «Фау-2» составляла 26 тонн против 36 у Redstone, а удельный импульс — 203 секунды на уровне моря против 235 у Redstone. Плюс, нормальное смесевое твердое топливо появится не раньше 1947 года, так что верхние твердотопливные ступени были бы тоже менее эффективны.

-----------------------------------
*) 20 сентября 1956 года стартовала ракета Redstone (под названием Jupiter-C) с макетами четвертой ступени и спутника. Полет прошел успешно, была достигнута скорость 7 км/с, высота 1100 км и дальность 5300 км. Если бы вместо песка на ракете стояла рабочая четвертая ступень, то вполне могло получиться выйти на орбиту. Но, по рассказам, правительство отрядило целого генерала Джона Медариса проверить, не поставил ли фон Браун тайком четвертую ступень. В дальнейшем Jupiter-C использовалась для испытаний теплозащиты боеголовок разрабатываемой ракеты Jupiter.

Ответить