←  Выдающиеся личности

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Д.И. Фонвизин

Фотография stan4420 stan4420 16.04 2019

Денис Иванович Фонвизин родился 3 апреля 1744 (по некоторым сведениям 1745) года в Москве. Происходил он из старинного немецкого дворянского, рыцарского, впоследствии совсем обрусевшего рода, который при Иоанне Грозном покинул Лифляндию (есть утверждения, что попал в русский плен и крестился в Православие).

 

8878.jpg

 

Барон Петр фон Висин — фамилия эта еще в середине XIX в. писалась раздельно: фон Визин, а позже установилось слитное написание, которое правильным полагал и Пушкин. До десяти лет Фонвизин воспитывался дома. Его отец сам обучал своих восьмерых детей. Когда в Москве открылся университет, в открытую при нем дворянскую гимназию были определены два старших сына Ивана Андреевича Фонвизина — Денис и Павел.

В 1758 г. Денис Фонвизин в числе лучших учеников был отправлен в столицу для представления покровителю университета, И.И. Шувалову, и Императрице Елизавете. Через год Фонвизин был «произведен в студенты», а через три года 17-летний юноша завершил университетское образование.

Московский университет был заметным центром литературной жизни России: под руководством одного из университетских чиновников, М.М. Хераскова, с 1760 г. там издавался журнал «Полезное Увеселение», объединивший на своих страницах почти всех молодых писателей того времени, по преимуществу «сумароковцев». В этом журнале Фонвизин опубликовал перевод нравоучительной повести «Правосудный Юпитер».

Фонвизин проучился в Московском университете всего два года. Тем не менее, будучи послан в Снакт-Петербург в качестве лучшего ученика философского факультета, познакомился с Ломоносовым и Сумароковым.

В 1761 г. перевел с немецкого языка и опубликовал книгу басен датского писателя Гольберга. Сотрудничал в научно-популярном журнале «Собрание лучших сочинений» своего учителя, профессора Рейхеля. Переводил «Метаморфозы» Овидия (не опубликовано), а с немецкого — четырехтомный политико-нравоучительный роман Террасона «Геройская добродетель и жизнь Сифа, царя Египетского». Перевел стихами трагедию Вольтера «Альзира», но этой работой остался недоволен.

Утверждают, что Фонвизин находился под сильнейшим воздействием французской просветительской мысли от Вольтера до Гельвеция, был постоянным участником кружка русских вольнодумцев, собиравшихся в доме князя Козловского.

Закончив университет, Фонвизин оказался сержантом гвардии Семеновского полка, на службе в котором числился с девятилетнего возраста. Однако на военную службу не пошел, а работал с конца 1762 г. в Москве, переводчиком в коллегии иностранных дел. Уже в следующем году он переехал в столицу и перешел на службу к «кабинет-министру» принятия адресованных императрице челобитных И.П. Елагину, получившему потом (с 1766 г.) в свое ведение и управление театрами.

 

Быструю карьеру Фонвизина объясняют в значительной мере его литературными успехами и живостью характера, острословием. Понятно, что с такими качествами Фонвизин нажил не только доброжелателей.

 

В Санкт-Петербурге Фонвизин в 1763 г. перевел роман Бартелеми «Любовь Кариты и Полидора», продолжал переводить «Сифа».

Биографы сообщают: «В это время он сошелся с кружком молодых людей, увлеченных доктринами французских философов-просветителей и проповедовавших атеизм. Фонвизин отдал дань этому увлечению; следы религиозного скептицизма остались в написанной в эту эпоху сатире (“Послание к слугам”; может быть, к этому же времени относится басня “Лисица-Казнодей” и некоторые другие стихотворные пьесы, дошедшие до нас в отрывках). Впрочем, довольно скоро Фонвизин отрекся от сомнений и вновь стал религиозным человеком, каким был в отцовском доме и университете».

Отметим при этом, что старообрядцы целиком включили, правда, без названия, в свое сочинение «Век осьмый» текст сатиры Фонвизина «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке».

Сейчас много спорят о римейках, о проецировании иностранных сценариев и пьес на нашу действительность. Так вот, еще в 1764 г. Фонвизин поставил на сцене свою стихотворную переделку комедии Грессе «Сидней», озаглавленную им «Корион». Это был образец «склонения на наши нравы», т. е. вольного перевода с перенесением действия в Россию и соответственным изменением бытовых деталей, имен и т. д. Таков был рецепт для писания комедий у группы Елагина, в которую входили Фонвизин и Лукин.

«Корион» имел сомнительный успех; противники системы переделок были недовольны им.

 

В одну из поездок в Москву Фонвизин закончил свою комедию «Бригадир» (1766). По возвращении его в Петербург комедия стала известной; автор, мастерски ее читавший, был приглашен на читку к Императрице, а затем в целом ряде вельможных домов. Успех был небывалый.

 

Пятиактный «Бригадир» был поставлен на сцене и долго не сходил с нее. Фонвизин сразу сделался одним из корифеев литературы; его сравнивали с Мольером. Писали: «Индивидуальная речь персонажей (русско-французская у Иванушки, солдатская у Бригадира), служа одним из ярких способов характеристики этих персонажей-карикатур, сама построена карикатурно, т. к. она сплошь составлена из гиперболических в своем характерном комизме элементов. Желание прежде всего смешить зрителя сказалось у Фонвизина в том, что все его роли наполнены остротами, комическими штучками и т. д.»

Фонвизин не оставил и других родов литературного творчества. В 1766 г. издал перевод немецкого трактата Куайе «Торгующее дворянство, противопоставленное дворянству военному», в котором доказывалось, что государство и дворянское сословие заинтересованы, чтобы дворяне занимались торговлей. В 1769 г. вышел его перевод сентиментальной повести Арно «Сидней и Силли» и перевод обширного произведения Битобе «Иосиф» (2 тома).

Еще раз скажем о заимствованиях, проникновении культур и прочем. Это — процесс неизбежный, культуры влияют друг на друга, а в умелых руках взаимобогащаются. Так вот, Фонвизина обвиняли в обильных заимствованиях у западных писателей. Не только в письмах и статьях, но даже в «Недоросле» и «Бригадире» (который во многом опирался на приемы Сумарокова) были найдены такие заимствования. В «Бригадире» даже основа сюжета и характер одного из главных персонажей (Иванушки) взяты из комедии Гольберга «Jean de France». Тем не менее «Бригадир» остался оригинальной комедией, органически выросшей в процессе развития русской драматургии.

В 1769 г. Фонвизин перешел на службу в коллегию иностранных дел секретарем к графу Н.И. Панину, при котором состоял до кончины последнего, был одним из наиболее близких и доверенных лиц. Много работал, вел переписку с русскими посланниками в Западной Европе, на этой стезе весьма выдвинулся. Имел отношение к составлению проекта государственных реформ, по которому предполагалось предоставить верховному Сенату законодательную власть (то есть ограничить самодержавие), а также освободить крестьян.

Справочники говорят, что усердие Фонвизина было вознаграждено; когда в 1773 г. Панин получил при женитьбе своего воспитанника, великого князя Павла Петровича, 9000 душ, он подарил из них 1180 душ (в Витебской губернии) Фонвизину. В следующем году Фонвизин женился на вдове Е.И. Хлоповой (урожденной Роговиковой, из купеческого сословия), принесшей ему значительное приданое.

В 1777 г. Фонвизин уехал для поправления здоровья жены во Францию; оттуда много писал своей сестре Ф.И. Аргамаковой и брату своего начальника П.И. Панину; подробно описывал свое путешествие, нравы и обычаи французов.

 

В остроумных и ярких набросках изображал разлагающееся общество предреволюционной Франции. Его проницательный ум верно понимал приближение грозы и видел безумие, охватившее страну перед катастрофой.

 

К своим письмам Фонвизин относился как к настоящему литературному труду.

В 1770-х годах Фонвизин написал и опубликовал «Каллисфен», «Та-Гио или Великая Наука», «Слово на выздоровление Павла Петровича», «Слово похвальное Марку Аврелию».

Фонвизин выступал и как публицист, размышлявший о государственном устройстве России, о праве. В 1782 г. в издании «Собеседник Любителей Российского Слова» появились его «Вопросы», в которых он смело указывал на недостатки государственной и придворной жизни России; вместе с «Вопросами» были напечатаны ответы на них императрицы Екатерины, которая была настолько недовольна дерзостью Фонвизина, что ему пришлось печатно извиняться перед нею.

В том же журнале была помещена «Челобитная Российской Минерве от Российских писателей» — статья, в которой Фонвизин протестовал против пренебрежительного отношения к занятиям литературой; сам он считал, что писательство есть один из полезных и возвышенных способов служить Отечеству и человечеству. К этому же периоду биографии Фонвизина относятся «Опыт Российского Сословника», отрывок словаря синонимов, в котором к заимствованиям из словаря французских синонимов Жирара были присоединены оригинальные сатирические выпады, а также «Поучение, говоренное в Духов день иереем Василием».

К этому периоду, вершине творчества Фонвизина, относят и комедию «Недоросль», написанную в д. Стрелино (ныне Солнечногорский район Московской области).

«Если в “Бригадире” Фонвизин дал лишь галерею комических типов и ряд сатирических выпадов, не комментированных при помощи отвлеченных рассуждений и не окрашенных тенденцией, — пишет критик, — то в “Недоросле” перед нами законченный цикл идей как излагаемых отдельными персонажами, так и явствующих из самого действия. Пагубность невежества, проистекающее отсюда злоупотребление крепостным правом, моральный и умственный упадок дворянства, — составляют главные идейные стержни комедии. Фонвизин требует от дворянина прежде всего сознательности, трудолюбия и преданности идее чести, которую он считает основой благосостояния общества. В области педагогии он, согласно западным учениям того времени, утверждает первенство морального воспитания перед сообщением конкретных знаний, полагая, что ученый злодей опасен не менее невежды. Развитие своих взглядов Фонвизин подкрепляет яркой сатирой на быт провинциального дворянства; достается попутно и двору с его интригами, ложью, подхалимством и тому подобным».

«Недоросля» поставили в 1782 г. в Санкт-Петербурге в бенефис И.А. Дмитревского, игравшего Стародума.

 

«Успех был полный, потрясающий; Фонвизин был на верху славы. Несмотря на сопротивление московской цензуры, он добился постановки комедии и в Москве, и с тех пор она не сходила со сцены в течение многих десятилетий». И до сих пор пользуется репутацией лучшей русской комедии XVIII столетия.

 

Перед смертью Панина Фонвизин, по его непосредственным указаниям, составил «Рассуждение о истребившейся в России совсем всякой форме государственного правления и от того о зыблемом состоянии как Империи, так и самых Государей». Как было припечатано уже в советское время, «это произведение содержит исключительно резкую картину режима Екатерины и ее фаворитов, требует конституционных преобразований и прямо угрожает в противном случае насильственным переворотом».

В 1783 г. скончался Н.И. Панин, и Фонвизин незамедлительно вышел в отставку с чином статского советника и пенсией 3000 рублей в год. В 1784–1785 гг. он путешествовал по Западной Европе; много времени провел в Италии, где закупал предметы искусства для заведенного им в России вместе с купцом Клостерманом торгового дома; тем самым воплощая в жизнь собственную идею «торгующего дворянства».

По возвращении в Россию Фонвизин был поражен параличом, лишившим его владения левой рукой и левой ногой и отчасти языком. Денис Иванович видел в своей болезни наказание за грехи и заблуждения молодости и путешествовал в поисках исцеления. Было не до литературного творчества, однако в 1788 г. он все же подготовил ряд сатирических статей для предположенного к изданию журнала «Стародум или друг честных людей», но цензура запретила приступить к изданию: автор встретил непонимание и резкое неодобрение в лице императрицы Екатерины II, запретившей Фонвизину издавать пятитомное собрание сочинений.

Незадолго до смерти Фонвизин все же написал небольшую комедию «Выбор гувернера» и начал писать автобиографию «Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях».

Скончался Д.И. Фонвизин 1 (12) декабря 1792 г. Похоронен был на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Супруга его Екатерина Ивановна (1746–1796), пережила мужа на 4 года.

На надгробном камне могилы Фонвизина между изображением креста вверху и адамовой головой внизу выбита надпись: «Под сим камнем погребено тело статского советника Дениса Ивановича Фонвизина. Родился в 1745 году, апреля 3 дня. Преставился в 1792 году декабря 1 дня. Жизнь его была 48 лет, 7 месяцев и 28 дней».

Двойственность русского мировосприятия коснулась и творчества Фонвизина. Если Пушкин крайне сожалел, что в нашей литературе «так мало истинно веселых сочинений», то Герцен отмечал: «В произведениях этого писателя впервые выявилось демоническое начало сарказма и негодования, которому суждено было с тех пор пронизать всю русскую литературу, став в ней господствующей тенденцией». И ведь оба во многом правы!

 

Когда же наши современные Митрофанушки, Стародумы и господа Простаковы, Скотинкины, Вральманы и Цыфиркины перечитывали фонвизинскую «Недоросль»?..

 

 

        Станислав Минаков

 

 

- и как часто идёт "Недоросль" в театрах?


Сообщение отредактировал stan4420: 16.04.2019 - 00:23 AM
Ответить

Фотография shutoff shutoff 16.04 2019

- и как часто идёт "Недоросль" в театрах?

 

 Я не знаю "как часто" и что идёт сейчас в театрах, т.к. уже давно не хожу по ним и не ищу подсказок для понимания устройства нашей жизни, но Вам, ув-й г-н stan, большое спасибо за данный материал. Вспомнил школу и своё тогдашнее восприятие "Недоросля"... Потом, в юности, перечитывал письма Петра Фонвизина из путешествия по Зап. Европе, после которого его разбил паралич правой стороны...

 

 Великий и честный человек был! Побольше-бы нам таких. Идеал для будущего России её тесный союз с Германией и Австрией. Только вместе мы сможем противостоять наглому натиску на нас и нашу культуру англосаксов и прочих растущих новых центров силы. Немцы по духу близки нам. Я знаю, что многие из нас пышут ненавистью к ним обвиняя их и в ПВМ, и зверствах ВМВ, но если посмотреть внимательно?

 

 Высший Генералитет предал Императора и Россию и только адмирал Колчак был против низложения Николая 2. А если-бы кроме Колчака было больше высших военных чинов руководствующихся при принятии решений соображениями личной чести и верности присяге? Потеряли-бы мы тогда страну, которую для нас завоёвывали, отстаивали и осваивали наши предки?

Ответить

Фотография Ученый Ученый 16.04 2019

Недоросль идет в театрах. 

https://www.maly.ru/...w?name=nedorosl

 

Давно забыт конституционалист Никита Панин, масон Новиков, бунтовщик Радищев и другие интеллектуалы екатерининской эпохи, но вечно жив светлый образ Митрофанушки. 

Ответить

Фотография Стефан Стефан Сегодня, 01:20 AM

НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ, МОГУЩИХ ВОЗБУДИТЬ В УМНЫХ И ЧЕСТНЫХ ЛЮДЯХ ОСОБЛИВОЕ ВНИМАНИЕ1

--------------

1 Написал ответы на вопросы Фонвизина, Екатерина II — автор «Былей и небылиц» — предпослала сочинению сатирика следующее предисловие: «Издатели «Собеседника» разделили труд рассматривать присылаемые к ним сочинения между собою понедельно, равно как и ответствовать на оные, ежели того нужда потребует. Сочинитель «Былей и небылиц», рассмотрев присланные вопросы от неизвестного, на оные сочинил ответы, кои совокупно здесь прилагаются». (Прим. ред.)

 

«Собеседник любителей российского слова», под надзиранием почтенный наук покровительницы, есть и должен быть хранилищем тех произведений разума, кои приносить могут столько увеселения, сколько и действительной пользы. Издатели оного не боятся отверзать двери истине; почему и беру вольность представить им для напечатания «Несколько вопросов, могущих возбудить в умных и честных людях особливое внимание». Буде оные напечатаются, то продолжение последует впредь и немедленно. Публика заключит тогда по справедливости, что если можно вопрошать прямодушно, то можно и отвечать чистосердечно. Ответы и решения наполнять будут «Собеседника» и составлять неиссыхаемый источник размышлений, извлекающих со дна истину, толь возлюбленную монархине нашей.

 

Вопросы:

Ответы:

 

1. Отчего у нас спорят сильно в таких истинах, кои нигде уже не встречают ни малейшего сумнения?

На 1. У нас, как и везде, всякий спорит о том, что ему не нравится или непонятно.

 

2. Отчего многих добрых людей видим в отставке?

На 2. Многие добрые люди вышли из службы, вероятно, для того, что нашли выгоду быть в отставке.

 

3. Отчего все в долгах?

На 3. Оттого в долгах, что проживают более, нежели дохода имеют.

 

4. Если дворянством награждаются заслуги, а к заслугам отверсто поле для всякого гражданина, отчего же никогда не достигают дворянства купцы, а всегда или заводчики, или откупщики?

На 4. Одни, быв богатее других, имеют случай оказать какую ни на есть такую заслугу, по которой получают отличие.

 

5. Отчего у нас тяжущиеся не печатают тяжеб своих и решений правительства?

На 5. Для того, что вольных типографий до 1782 года не было.

 

6. Отчего не только в Петербурге, но и в самой Москве перевелися общества между благородными?

На 6. От размножившихся клобов.

 

7. Отчего главное старание большой части дворян состоит не в том, чтоб поскорей сделать детей своих людьми, а в том, чтоб поскорее сделать их не служа гвардии унтер-офицерами?

На 7. Одно легче другого.

 

8. Отчего в наших беседах слушать нечего?

На 8. Оттого, что говорят небылицу.

 

9. Отчего известные и явные бездельники принимаются везде равно с честными людьми?

На 9. Оттого, что на суде не изобличены.

 

10. Отчего в век законодательный никто в сей части не помышляет отличиться?

На 10. Оттого, что сие не есть дело всякого.

 

11. Отчего знаки почестей, долженствующие свидетельствовать истинные отечеству заслуги, не производят по большой части к носящим их ни малейшего душевного почтения?

На 11. Оттого, что всякий любит и почитает лишь себе подобного, а не общественные и особенные добродетели.

 

12. Отчего у нас не стыдно не делать ничего?

На 12. Сие неясно: стыдно делать дурно, а в обществе жить не есть не делать ничего.

 

13. Чем можно возвысить упадшие души дворянства? Каким образом выгнать из сердец нечувственность к достоинству благородного звания? Как сделать, чтоб почтенное титло дворянина было несумненным доказательством душевного благородства?

На 13. Сравнение прежних времен с нынешними покажет несумненно, колико души ободрены либо упали; самая наружность, походка и проч. то уже оказывает.

 

14. Имея монархиню честного человека, что бы мешало взять всеобщим правилом: удостоиваться ее милостей одними честными делами, а не отваживаться проискивать их обманом и коварством?

На 14. Для того, что везде, по всякой земле и во всякое время род человеческий совершенным не родится.

 

14. Отчего в прежние времена шуты, шпыни и балагуры чинов не имели, а ныне имеют, и весьма большие?

На 14. Предки наши не все грамоте умели. NB. Сей вопрос родился от свободоязычия, которого предки наши не имели; буде же бы имели, то начли бы на нынешнего одного десять прежде бывших.

 

15. Отчего многие приезжие из чужих краев, почитавшиеся тамо умными людьми, у нас почитаются дураками; и наоборот: отчего здешние умницы в чужих краях часто дураки?

На 15. Оттого, что вкусы разные и что всякий народ имеет свой смысл.

 

16. Гордость большой части бояр где обитает: в душе или в голове?

На 16. Тамо же, где нерешимость.

 

17. Отчего в Европе весьма ограниченный человек в состоянии написать письмо вразумительное и отчего у нас часто преострые люди пишут так бестолково?

На 17. Оттого, что тамо, учась слогу, одинако пишут; у нас же всяк мысли свои не учась на бумагу кладет.

 

18. Отчего у нас начинаются дела с великим жаром и пылкостию, потом же оставляются, а нередко и совсем забываются?

На 18. По той же причине, по которой человек стареется.

 

19. Как истребить два сопротивные и оба вреднейшие предрассудки: первый, будто у нас все дурно, а в чужих краях все хорошо; вторый, будто в чужих краях все дурно, а у нас все хорошо?

На 19. Временем и знанием.

 

20. В чем состоит наш национальный характер?

На 20. В остром и скором понятии всего, в образцовом послушании и в корени всех добродетелей, от творца человеку данных.

 

 

 

Примечания

 

НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ, МОГУЩИХ ВОЗБУДИТЬ В УМНЫХ И ЧЕСТНЫХ ЛЮДЯХ ОСОБЛИВОЕ ВНИМАНИЕ

 

Впервые напечатано в 1783 году в третьей части журнала «Собеседник любителей российского слова». Данное произведение Фонвизина появилось в печати без заглавия. Как видно из вступительной части этого сочинения, Фонвизин назвал его «Несколько вопросов, могущих возбудить в умных и честных людях особливое внимание». Но именно это заглавие не устраивало Екатерину. Она сняла его и с целью нейтрализации сатиры к самому тексту вопросов дала предисловие собственного сочинения. В оглавлении жо оно было названо «Вопросы и ответы с приобщением предисловия». Совершенно очевидно, что это заглавие принадлежит не Фонвизину, а Екатерине, отвечавшей на присланные вопросы. Но именно это фальсифицированное название укрепилось в научной литературе и печатается во всех сочинениях Фонвизина, получив следующую форму: «Вопросы Фонвизина и ответы сочинителя «Былей и небылиц». Действительное фонвизинское название, вскрывавшее идейный смысл его замечательной сатиры, было предано забвению. Более того, произведение, направленное против Екатерины, стало выдаваться за сочинение двух авторов Фонвизина и Екатерины (сочинителя «Былей и небылиц»). Между тем еще Пушкин в своем «Современнике» (№ 2 за 1836 год) сделал попытку восстановить подлинное заглавие. Он напечатал статью «Российская Академия», автор которой, ссылаясь на авторитетное свидетельство, приводит подлинное название фонвизинской сатиры — «Несколько вопросов, могущих возбудить, в умных и честных людях особливое внимание». Авторитетность этого сообщения несомненна. Об этом же говорят дух и стиль данного названия. Совершенно фонвизинское словоупотребление: «умные и честные люди» — прямо ведет нас к названию фонвизинского журнала «Друг честных людей». В настоящем издании именно поэтому «Вопросы» печатаются под действительным фонвизинским заглавием.

 

Существо фонвизинских вопросов — в постановке на общественное обсуждение коренных проблем политической жизни России. Писатель затрагивал темы, волновавшие умы. Читатель-современник отлично понимал те многочисленные и острейшие политические намеки, которые заключались в каждом вопросе. Для нас, отдаленных от Фонвизина полутора веками, не всегда ясен фонвизинский смысл «Вопросов», вот почему совершенно необходим к ним реальный комментарий. Несмотря на отсутствие точных документальных свидетельств, содержание некоторых вопросов можно расшифровать.

 

Второй вопрос — «Отчего многих добрых людей видим в отставке?» — заключал в себе намек на реальные факты. К этому времени демонстративно ушел в отставку министр иностранных дел Панин, 10 марта 1782 года подал в отставку сам Фонвизин. Отставки эти носили политический характер. Русское общество уже до этого знало случай демонстративной отставки: в 1769 году 24-летний писатель Новиков отказался служить екатерининскому государству, о чем публично объявил в предисловии к своему журналу «Трутень». В журнале «Живописец», четвертое издание которого вышло в 1781 году, печатались письма и советы Новикова некоторым людям об их праве пойти в отставку с государственной службы, но при условии продолжения общественной деятельности на благо отечества. Несомненно, тема эта была одной из острейших в политической жизни той поры, чем и объясняется вопрос Фонвизина.

 

Пятый вопрос формулировал требование гласности суда как единственного средства борьбы с произволом и взяточничеством судейских чиновников, неоднократно бравшихся Екатериной под защиту в своих литературных выступлениях.

 

Седьмой вопрос содержит резкий выпад против паразитизма дворянства. Многие дворяне, опираясь на поддержку Екатерины, не служа, добивались чинов и выгодных местечек. Паразитизм дворян, не желавших служить отечеству, — одна из центральных тем сатиры Новикова и Фонвизина. Ту же проблему поднимает и вопрос двенадцатый.

 

Вопрос восьмой содержит выпад против екатерининского журнала «Собеседник» и «пустых», «болтливых» фельетонов «Былей и небылиц», написанных самой императрицей. Екатерина в ответе указала, что поняла дерзкий намек писателя.

 

Десятый вопрос содержит в себе намек и обвинение Екатерины в разгоне Комиссии для сочинения нового уложения. Пятнадцать лет назад под предлогом войны с Турцией Екатерина распустила Комиссию. Фонвизин первый в русском обществе поставил вопрос перед монархиней — почему не собирается Комиссия, почему прекратилась работа по обновлению законодательства, почему исключены из этой работы представители всех сословий России. Распустив Комиссию, Екатерина в то же время развернула, особенно после подавления восстания Пугачева, лихорадочную деятельность по законодательству, направленную на укрепление полицейского государства. В письмах к своим французским друзьям-просветителям Екатерина писала, что она «больна легисломанией», что она одна составляет сотни законов, долженствовавших обновить Россию. Фонвизинский вопрос выражал общественное недовольство этой «легисломанией». Разъяренная Екатерина ответила резко на этот вопрос, в назидание другим: «Оттого, что сие не есть дело всякого». Тем самым Екатерина открыто признавала: кончилась ее игра в либерального политика. Составление законов, объявлялось ею, есть прерогатива самодержавного государя, который не собирается ничего уступить из своей власти.

 

Тринадцатый вопрос не столько спрашивал, сколько констатировал, с типичным для Фонвизина гневом, факт вырождения дворянства, основой чему служило рабовладение. Вопрос формулировал центральную идею «Недоросля», где Фонвизин изображал «упадшие души» дворян Скотининых и Простаковых.

 

Под номером четырнадцатым Фонвизин поместил два вопроса. Сделал он это сознательно, ибо второй четырнадцатый вопрос, «о шпынях и балагурах», как прямой выпад против Екатерины, мог быть выброшен. И тогда счет оставшихся вопросов не изменился бы.

 

Вопросы пятнадцатый и шестнадцатый связаны с письмами из Франции. Там Фонвизин показал русских «умниц», оказавшихся в Париже «дураками», и критически отнесся к тем иностранцам, кои у себя в отечестве «почитались умными людьми».

http://fonvizin.lit-...ko-voprosov.htm

Ответить