←  Советская Россия

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Финансирование большевиков Германией

Фотография xaos_2 xaos_2 08.07 2013

2 Лета

Мы не в фабуле и не на форуме фантазеров.

Поскольку от г-на shutoff ждать ответы на поставленные вопросы бессмысленно, прошу указать на имеющиеся у Вас факты, источники того, что большевики в 1917-1918 годах получали деньги от германского кайзера.

С таким же успехом можно утверждать, что Тунгусский метеорит  - это неудачная попытка контрабанды межгалактических денег большевикам и только бдительность людей в черном пресекла её. Это же общеизвестный факт.

 

2 Gundir

Укажите, в каком сочинении Рикардо речь идет о возможности глобальных экономических кризисов и причины кризиса - "кредитной экспансией центробанка" (пост 251).

Спрашивать о том, кто еще кроме Вас считает теории циклов Кондратьева, Кузнеца, Шумпетера не самостоятельными, не оригинальными я, уверен, бесполезно.

Ответить

Фотография xaos_2 xaos_2 09.07 2013

  Г-н xaos_2, в почему-бы Вам, вместо того чтобы спрашивать посторонних, самому-бы не почитать? Конечно, наша Вика не Британская, но интернет-то пока свободен. Или Вас кто-то обязан учить до гробовой доски и за чей-то чужой счёт?  И с какой целью?

  Лично Вы имеете полное право считать любого, включая Кондратьева, гением, но зачем мне, например, хоть что-то знать о том, что он там непридумывал... В любом случае через некоторое время все эти "гениальные озарения" окажутся в свете новых фактов бредом очередного "ботаника" - реальные дела от добычи еды и тепла, до воспроизводства себе подобных, совершаются теми, кто не размышляет, а действует.  ИМХО. 

 

Если у Вас не фактов, источников того, что кайзер/ближайшее окружение кайзера передавали деньги большевикам, то это всего лишь Ваша гипотеза/фантазия.

 

Если мы находимся на историческом форуме, не в разделе фабула, логично, что всякое утверждение должно быть подкреплено фактами, источниками, а не фантазиями и сплетнями.

Например, если зайти на ветку, где обсуждают историю Руси и попытаться высказать свои фантазии не подкрепляя источниками, то Марк, Джим, MARCELLVS и другие форумчане вмиг, без всяких сантиментов укажут, что это бред.


Сообщение отредактировал xaos_2: 09.07.2013 - 01:01 AM
Ответить

Фотография Лета Лета 09.07 2013

2 Лета

Мы не в фабуле и не на форуме фантазеров.

Поскольку от г-на shutoff ждать ответы на поставленные вопросы бессмысленно, прошу указать на имеющиеся у Вас факты, источники того, что большевики в 1917-1918 годах получали деньги от германского кайзера.

С таким же успехом можно утверждать, что Тунгусский метеорит  - это неудачная попытка контрабанды межгалактических денег большевикам и только бдительность людей в черном пресекла её. Это же общеизвестный факт.

 

 

Посмотрите здесь:

 

http://ru.wikipedia....

 

 

внизу приведен список литературы по данному вопросу

Ответить

Фотография xaos_2 xaos_2 09.07 2013

Посмотрите здесь:

 

http://ru.wikipedia....

 

 

внизу приведен список литературы по данному вопросу

Статья вики не констатирует факта финансирования большевиков кайзером.

Если Вы заметили, то многие утверждения в данной статье вики вообще без источников. Вот просто так захотелось написать авторам. Далее.

У меня вопрос - а Вы просматривали литературу из этой статьи. Я вот, бегло просмотрел.

Книги тех авторы, которые указывают на получение денег большевиками на 80% состоят из голословных домыслов, сплетен, курьезных моментов. Например, эмигрант Пушкарев в книге Ленин и Россия пишет, что не много ни мало тайный союз Вильгельма и Ленина ..."их план предусматривал поход русских войск на Индию". :P

Причем в качестве ссылки указывается таинственный "док.№6". Списка литературы в этом опусе я не обнаружил (возможно его не выложили, хотя предисловие, заключение имеются).

Возможно Вы прольете свет, что ж это за док.№6???

Автор хитро вплетает полуправду "“5 миллионов марок требуется для революционной пропаганды в России” (док. № 4)", но не трудится указать кому и, опять же, что за док. №4???

Далее в статье вики, как источник указывается юбилейная статья без ссылок на документы "Известному русскому историку исполняется 75 лет". Наверное это весомый исторический источник :P

Книга Соболева тоже не опирается на первоисточники, а отсылает нас к некто Б. Николаевскому, но и там ссылки уже на Войтинского и т.д. А где документы, копии, оригиналы???

Кстати, Соболев при СССР был автором не менее "ценных" фолиантов - Революционное сознание рабочих и солдат Петрограда в 1917 г. Период двоевластия. — Л.: Наука, 1973, Питерские рабочие и Великий Октябрь / Ин-т истории СССР, Ленингр. отд-ние; отв. ред. О. Н. Знаменский. — Л.: Наука, 1987 и еще с десяток.

Кстати, эти книги есть в инете. Но там естественно ни слова про кайзера, а Ленин у него - мировой вождь пролетариата. :P

Я понимаю, после 1991 резко наступило прозрение. Одним словом приспособленец.

 

Если были бы факты финансирования, то они бы уже сотни раз были бы использованы против Ленина в 1917-1918, Сталина в 1924-26, СССР, опубликованы миллионными тиражами в США, Германии...

На сегодняшний день не подтверждено ни одного факта финансирования именно большевиков кайзером или его окружением.

Все это домыслы, гипотезы, сплетни...

Ответить

Фотография xaos_2 xaos_2 09.07 2013

2 Лета

 

Статья вики не констатирует факта финансирования большевиков кайзером.

Если Вы заметили, то многие утверждения в данной статье вики вообще без источников. Вот просто так захотелось написать авторам. Далее.

У меня вопрос - а Вы просматривали литературу из этой статьи. Я вот, бегло просмотрел.

Книги тех авторы, которые указывают на получение денег большевиками на 80% состоят из голословных домыслов, сплетен, курьезных моментов. Например, эмигрант Пушкарев в книге Ленин и Россия пишет, что не много ни мало тайный союз Вильгельма и Ленина ..."их план предусматривал поход русских войск на Индию". :P

Причем в качестве ссылки указывается таинственный "док.№6". Списка литературы в этом опусе я не обнаружил (возможно его не выложили, хотя предисловие, заключение имеются).

Возможно Вы прольете свет, что ж это за док.№6???

Автор хитро вплетает полуправду "“5 миллионов марок требуется для революционной пропаганды в России” (док. № 4)", но не трудится указать кому и, опять же, что за док. №4???

Далее в статье вики, как источник указывается юбилейная статья без ссылок на документы "Известному русскому историку исполняется 75 лет". Наверное это весомый исторический источник :P

Книга Соболева тоже не опирается на первоисточники, а отсылает нас к некто Б. Николаевскому, но и там ссылки уже на Войтинского и т.д. А где документы, копии, оригиналы???

Кстати, Соболев при СССР был автором не менее "ценных" фолиантов - Революционное сознание рабочих и солдат Петрограда в 1917 г. Период двоевластия. — Л.: Наука, 1973, Питерские рабочие и Великий Октябрь / Ин-т истории СССР, Ленингр. отд-ние; отв. ред. О. Н. Знаменский. — Л.: Наука, 1987 и еще с десяток.

Кстати, эти книги есть в инете. Но там естественно ни слова про кайзера, а Ленин у него - мировой вождь пролетариата. :P

Я понимаю, после 1991 резко наступило прозрение. Одним словом приспособленец.

 

Если были бы факты финансирования, то они бы уже сотни раз были бы использованы против Ленина в 1917-1918, Сталина в 1924-26, СССР, опубликованы миллионными тиражами в США, Германии...

На сегодняшний день не подтверждено ни одного факта финансирования именно большевиков кайзером или его окружением.

Все это домыслы, гипотезы, сплетни...

Ответить

Фотография shutoff shutoff 09.07 2013

  Вот и возьмитесь доказать, г-н xaos_2, что Деникин летом 1917 г. искал Ленина с Зиновьевым; скрывавшихся на луге в Разливе у рабочего Емельянова; "по навету", а не за предательство страны воюющей с ней стороне. 

  Искать документы для Вас я не буду (этот вопрос для меня давно решён), но замечу, что в переписке 1918 г. германского посла с Берлином есть документы свидетельствующие о содержании Германским пр-вом большевистской банды в Москве...  ИМХО.

Ответить

Фотография xaos_2 xaos_2 09.07 2013

Мне доказывать ничего не нужно. Я обосновываю свою позицию. Фактов о финансировании Ленина кайзером не имеется.

Домыслы, фантазии, гипотезы имеют место быть, но от этого они не становятся историческими фактами.

Голословными утверждениями можно пытаться доказывать все что угодно. Например, на р. Калке объеденным силам противостояли пришельцы в масках монголоидного типа в бронежилетах и с лазерами. :P

 

Даже академические издания - The Oxford History of the 20th Century, 1998,  THE CAMBRIDGE HISTORY OFRUSSIA Edited byRONALD GRIGOR SUNY, 2006.

не пишут фантазии. Или их тоже коммунисты обработали??? :P

Ответить

Фотография Лета Лета 10.07 2013

2 Лета

 

Статья вики не констатирует факта финансирования большевиков кайзером.

Если Вы заметили, то многие утверждения в данной статье вики вообще без источников. Вот просто так захотелось написать авторам. Далее.

У меня вопрос - а Вы просматривали литературу из этой статьи. Я вот, бегло просмотрел.

Ок. Отвечу, но позже. сама не изучала детально этот вопрос. но тема достаточно интересна :rolleyes:

Ответить

Фотография Лета Лета 11.07 2013

2 Лета

 

Статья вики не констатирует факта финансирования большевиков кайзером.

Если Вы заметили, то многие утверждения в данной статье вики вообще без источников. Вот просто так захотелось написать авторам. Далее.

У меня вопрос - а Вы просматривали литературу из этой статьи. Я вот, бегло просмотрел.

Книги тех авторы, которые указывают на получение денег большевиками на 80% состоят из голословных домыслов, сплетен, курьезных моментов. Например, эмигрант Пушкарев в книге Ленин и Россия пишет, что не много ни мало тайный союз Вильгельма и Ленина ..."их план предусматривал поход русских войск на Индию". :P

Причем в качестве ссылки указывается таинственный "док.№6". Списка литературы в этом опусе я не обнаружил (возможно его не выложили, хотя предисловие, заключение имеются).

Возможно Вы прольете свет, что ж это за док.№6???

Автор хитро вплетает полуправду "“5 миллионов марок требуется для революционной пропаганды в России” (док. № 4)", но не трудится указать кому и, опять же, что за док. №4???

 

Вот некоторые документы, касающиеся проезда большевистских лидеров в Россию при поддержке Германии:

http://leninism.su/i...37&limitstart=4

 

В частности, весьма любопытны следующие:

 

№48

Посланник в Берне барон фон Ромберг

Рейхсканцлеру фон Бетман-Гольвегу

Оригинал

(Министерство иностранных дел. Главный архив Министерства иностранных дел. Отдел А. Секретные документы о войне 1914 года. Мирные настроения и мероприятия для содействия миру. Мировая война, 2, секретно. Фотокопия. Государственный архив, Лондон. Министерство иностранных дел Великобритании, 520/51 Е)

Дата: Берн, 7 апреля 1917 г.; вручен 9 апреля 1917 г. после полудня.

№ 994

Секретно!

I. Приложение.

Майор фон Бисмарк68 представил мне отчет одного агента о русских революционерах, прилагаемый при сем в копии.

Как мне рассказал господин Платтен, известия, получаемые в Швейцарии русскими революционерами из России, крайне скудны. Все сообщения из России и в Россию подвергаются органами Временного правительства строгой цензуре. Поэтому очень трудно составить правильное представление о положении в России.

Ромберг

Приложение к сообщению миссии в Берне от 7 апреля 1917 г., №994

Копия.

Берн, 3 апреля 1917 г.

№N4921/17

Мой агент сообщает мне следующее:

Уже несколько дней назад русские эмигранты сообщили Временному правительству и Рабоче-солдатскому комитету свои предложения и пожелания, но и посегодня остались без ответа. Их предложение касается обмена немецких пленных на эмигрантов. Они по-прежнему убеждены, что их возвращение на родину через страны Антанты невозможно; и если Кропоткин69, будучи приглашенным министерством, мог покинуть Англию, то объясняется это тем, что он обратился в социал-патриота, ратует за войну и явится противовесом социал-революционерам.

Сношения с Временным правительством, говорят, поддерживались через товарищей, внушающих доверие, прибывших туда, но и по сей день не получивших ответа; по всей вероятности, они задержаны. Они убеждены, что возвращение на родину через зону Антанты для большинства (как, например, для Ленина) исключено.

О вероятном ходе революции следует заметить:

В настоящее время революционерам недостает практического и теоретического руководства. Между тем для осуществления практического политического руководства надо ожидать возвращения из Сибири известных пяти ссыльных, выбранных от рабочих курий депутатов Думы, которые при объявлении войны обратились с манифестом протеста против войны к международному пролетариату и за это были сосланы70. Одни из них через 14 дней, другие же только месяцы спустя вернутся из ссылки. А «духовные» теоретики-вожди, такие как Ленин и другие, находятся за границей. Что можно ожидать для дела мира от них, как только они смогут вмешаться в революционное движение, следует из характеристики, которую дает им господин Корнблюм71, - они полностью стоят на позиции Либкнехта. Отсюда ясно, почему у них нет никаких надежд, что они будут репатриированы с помощью Антанты.

Подпись: Бисмарк

 

№49

Посланник в Берне барон фон Ромберг

В Министерство иностранных дел

Телеграмма. Расшифровка

(Министерство иностранных дел. Главный архив Министерства иностранных дел. Отдел А. Секретные документы о войне 1914 года. Мирные настроения и мероприятия для содействия миру. Мировая война, 2, секретно. Фотокопия. Государственный архив, Лондон. Министерство иностранных дел Великобритании, 520/51 Е)

Дата: Берн, 8 апреля 1917 г.; послана 9 апреля в 1.00 утра; поступила 9 апреля в 3.10 утра; вручена 9 апреля утром.

№ 631

Секретно!

Ответ на телеграмму № 401.

Эмигранты готовы к серьезным трудностям, возможно, к уголовному преследованию со стороны русского правительства в связи с их проездом через вражескую страну72. Очень важно, следовательно, в интересах самих едущих застраховать их от какого-либо общения с немцами в пути через Германию. Платтен объяснит это Янсону. Необходимо, чтобы немецкая пресса обошла молчанием это событие, пока о нем не заговорят за границей. Когда более уже невозможно будет избежать умолчания, надо не допустить никаких комментариев по поводу поездки, и прежде всего, чтобы не связывались с эмигрантами какие-либо ожидания, которые могли бы привести к компрометации. Также ни в коем случае не может быть упоминаема в прессе посредническая роль Швейцарии.

Отъезд, как запланировано, состоится завтра73. Известно точно — 29 русских едут, возможно — до 37 человек74, члены различных групп ленинского (sic!) направления. Поедут ли социал-революционеры, еще не ясно.

Ромберг

 

№57

Военный атташе в Берне майор фон Бисмарк

Посланнику в Берне барону фон Ромбергу

Оригинал

(Документы кайзеровской германской миссии в Берне, отдел А, касающиеся русских эмигрантов, № 162/1; в настоящее время находятся в Министерстве иностранных дел Великобритании)

№ Р. 12396/17

Берн, 12 апреля 1917 г.

I. Приложение

При сем передаю отчет одного агента, касающийся русской революции.

Касается Р.255 (русская революция) 11/4 12396 Р.

Я слышал сегодня об отъезде некоторых лиц и в 3.20 отправился на вокзал, где действительно отошел в Зинген скорый поезд с вагоном, полным русских революционеров. Среди отъезжающих из Швейцарии из значительных личностей видел я только Феликса Платтена86, известного анархо-социалистиче-ского подстрекателя, второго, после Гримма, «консула» здешней рабочей партии. Затем еще русского Ленина, который открыто едет в качестве руководителя всей небольшой группы. Отъезд как будто должен был состояться тайно, но набралось еще что-то около 100 других русских обоих полов, которые со смешанным чувством провожали отъезжающих. Как ни странно, тут же была дочь польского рабочего вождя Феликса Кона87, но отца мне заметить не привелось. Прощание было довольно возбужденным, и здесь с привычной несдержанностью проявился раскол в рабочих партиях всех стран. Jusqu'aubouti-sten88 ругались неприличными словами, орали, что едущие — все немецкие шпики и провокаторы, «вас всех повесят, вы, подстрекатели против евреев» и т. д. Один молодой русский особенно выделялся и все время выкрикивал: «Провокаторы, подлецы, свиньи» и т. п., в ответ на это кто-то из поезда кричал: «Ты, подлец, кто ты, собственно, такой, ты специально послан из Женевы как провокатор. Я точно знаю, что ты каждый месяц получал свои 200 франков из тамошнего консульства»89 и т. д. Так как я не знаю русского языка, мне по мере надобности пришлось просить переводить дружественно расположенных ко мне русских. Когда поезд стал отходить, едущие, вместе со многими оставшимися друзьями, запели «Интернационал», в то время, как некоторые опять кричали вслед: «Провокаторы, шпики!» В общем и целом — маленький, забавный, настоящий польско-русский этюд.

Ленин - это, несомненно, опасный противник Милюкова, он имеет очень большое влияние в широких массах. Однако он сам не исключает того, что, возможно, немедленно будет арестован 90. Уже 19.3. предостерегал он рабочий комитет относительно Керенского91, которого он в здешнем докладе обрисовал как человека незрелого, без серьезных взглядов92. Я полагаю, что должен повторить свои уже высказанные устно сомнения — я считаю тактической ошибкой, если мы будем требовать от этих людей честного слова, что они будут бороться за мир. Люди, правильно отобранные, станут делать это и так, но благодаря такому обязательству обвинение в шпионаже будет представляться правомерным.

 

№ 58

Покорнейшее донесение

(Министерство иностранных дел. Главный архив Министерства иностранных дел. Отдел А. Секретные документы о войне 1914 года. Мирные настроения и мероприятия для содействия миру. Мировая война, 2, секретно. Фотокопия. Государственный архив, Лондон. Министерство иностранных дел Великобритании, 520/51 Е)

Дата: Берлин, 12 апреля 1917 г.; вручено 12 апреля 1917 г. Лерснер телефонирует:

l. Его Величество кайзер сегодня во время завтрака высказал пожелание о том, чтобы снабдить перевозимых через Германию русских социалистов «Белыми книгами» и подобными изданиями, например оттисками Пасхального послания93 и речи канцлера94, с тем чтобы они могли ими воспользоваться для разъяснительной работы на своей родине.

2. На тот случай, если транспорту с русскими был бы запрещен въезд в Швецию, Верховное главнокомандование выражает готовность переправить едущих через немецкие линии фронта в Россию.

3. Тех русских, которые пока еще пребывают в Швейцарии, Верховное главнокомандование выражает готовность переправить в Россию через наши линии фронта.

Телеграмма об этом следует.

 

№59

Представитель Министерства иностранных дел при Главной ставке секретарь миссии барон фон Лерснер

В Министерство иностранных дел

Телеграмма

(Министерство иностранных дел. Главный архив Министерства иностранных дел. Отдел А. Секретные документы о войне 1914 года. Мирные настроения и мероприятия для содействия миру. Мировая война, 2, секретно. Фотокопия. Государственный архив, Лондон. Министерство иностранных дел Великобритании, 520/51 Е)

Послана из Главной ставки 12 апреля в 6.15 после полудня; поступила в 7.30 после полудня; вручена 13 апреля 1917 г.

№ 469

В связи с телеграммой № 437.

Русские, едущие из Швейцарии в Россию, в случае, если им нельзя будет ехать через Финляндию, могут быть проведены через наши линии фронта.

Верховное главнокомандование предоставляет эту возможность на усмотрение также другим русским из Швейцарии.

Подпись: Лерснер

 

№61

Посланник в Копенгагене граф фон Брокдорф-Ранцау

В Министерство иностранных дел

Телеграмма. Расшифровка

(Министерство иностранных дел. Главный архив Министерства иностранных дел. Отдел А. Секретные документы о войне 1914 года. Мирные настроения и мероприятия для содействия миру. Мировая война, 2, секретно. Фотокопия. Государственный архив, Лондон. Министерство иностранных дел Великобритании, 520/51 Е)

Послана из Копенгагена 13 апреля 1917 г. в 11.30 утра; поступила 14 апреля в 3.04 после полудня; вручена 14 апреля 1917 г.

№ 575 от 13 апреля.

Секретно!

Вчера в Мальме прибыли 33 русских эмигранта, бургомистр Стокгольма приветствовал их в Треллеборге, немедленно проехали дальше в Стокгольм. Они рассказывали своим товарищам, что в Швейцарии находится еще большое число русских эмигрантов, которые не могли поехать, так как до сих пор не улажены формальности с паспортами. Является ли причиной этого немецкая или швейцарская сторона - неизвестно. Ускорение дела представляется срочным; появившиеся в Мальме для встречи русские революционеры объяснили, что, безусловно, необходимо иметь в распоряжении возможно большее число выдающихся агитаторов, чтобы противодействовать усилиям Милюкова и Гучкова, направленным на продолжение войны.

Среди оставшихся в Швейцарии эмигрантов находятся многие известные агитаторы.

Датский социалист Боргбьерг96 получил в Хапаранде97 сообщение, что ему запрещен въезд в Россию; Боргбьерг заявил протест по этому поводу и, вероятно, попытается присоединиться к 33 эмигрантам, которые уже сегодня вечером выехали из Стокгольма в Россию.

 

 

№ 79

 

Посланник в Берне барон фон Ромберг

Рейхсканцлеру фон Бетман-Гольвегу

Оригинал

(Министерство иностранных дел. Главный архив Министерства иностранных дел. Секретные документы о войне 1914 года. Настроения в пользу мира и мероприятия для содействия миру. Мировая война, 2, секретно. Фотокопия. Государственный архив, Лондон. Министерство иностранных дел Великобритании, 520/51 F. Черновик Ромберга. Документы кайзеровской германской миссии в Берне, отдел А, касающиеся русских эмигрантов. №161/2; в настоящее время находятся в Министерстве иностранных дел Великобритании 124)

Дата: Берн, 30 апреля 1917 г.; вручен 2 мая 1917 г. после полудня.

№ 1273

Через королевского фельдъегеря.

Совершенно секретно!

Господин Платтен, который в свое время сопровождал русского революционера Ленина и его сторонников в поездке через Германию, посетил меня сегодня, чтобы поблагодарить от имени русских за проявленную к ним предупредительность. Поездка прошла превосходно. К сожалению, самому Платтену было запрещено сопровождать товарищей в поездке по России. На границе он был допрошен английским офицером, после чего ему отказали в разрешении на въезд. Напротив, Ленину его последователями была устроена блестящая встреча. Вполне можно сказать — за ним три четверти петербургских рабочих. Труднее - пропаганда среди солдат, ибо в их среде еще очень распространено мнение, что мы намереваемся напасть на русскую армию. Еще совсем не ясно, какое примет развитие революция. Возможно, окажется достаточной замена социалистами отдельных членов Временного правительства, таких как Милюков и Гучков. Во всяком случае, крайне необходимо путем пополнения из-за границы умножить число безусловных друзей мира, и поэтому он рекомендует предоставление тем эмигрантам, которые уже готовы выехать по возможности на тех же льготных условиях, какие были предоставлены Ленину и товарищам. По словам Платтена, к наибольшей поспешности еще более вынуждает опасение, что Антанта окажет давление также и на швейцарское правительство, с тем чтобы оно запретило выезд.

Еще господин Платтен сказал, что и в самой Германии есть некоторое число русских революционеров, отправка которых в Россию могла бы быть весьма целесообразной. Он обещал в дальнейшем сообщить мне их имена.

Из замечаний Платтена выяснилось, что эмигрантами очень ощущается нехватка средств для пропаганды125, в то время как их противники, конечно, распоряжаются неограниченными суммами. Денежные фонды, собранные для поддержки эмигрантов, в большинстве случаев попали в руки социал-патриотов. Здесь через одного агента я прощупываю весьма щекотливый вопрос — нельзя ли их каким-либо путем поддержать материально, без того, чтобы с их стороны имелся бы какой-нибудь повод. Между тем я был бы благодарен за телеграфное сообщение, не поддерживаются ли революционеры финансово каким-нибудь иным путем 126.

Ромберг

Ответить

Фотография Лета Лета 11.07 2013

Из книги Б.В. Никитина. Роковые годы:

 

11. НЕМЕЦКИЕ ДЕНЬГИ

 

Контрразведка появилась заново. Предоставленная самой себе, она боролась собственными силами. В этих условиях очень многое заведомо оказывалось вне ее досягаемости, и отнюдь не следует упускать из вида, что целые немецкие зве­нья так навсегда и оказались неосвещенными, а значитель­ные части общей картины немецкого наступления по России остались покрытыми вечной темнотой.

Прошли годы. В печати появились всевозможные разъяс­нения, дополнения, комментарии, даже фотографии новых документов, но все это меня не касается, как бы они на пер­вый взгляд ни казались заманчивыми для подтверждения основных положений. Контрразведке июля 1917 года они не нужны, а некоторые из них даже опасны.

Нам посчастливилось в свое время выйти навстречу нем­цам по нескольким путям и на них зацепиться. Вот только об этих достижениях и о материалах, попавших тогда в бюро государственной контрразведки, мне придется представить здесь краткую сводку (Я далек от мысли тем самым умалить значение всех тех, кто со своей стороны сам разоблачал предателей. Их деятельность не со­ставляет темы настоящего описания).

Прежде всего, два слова о Ермоленко. Почему-то с него начинаются почти все разоблачения в печати и на него при­нято указывать, как на главного обличителя. Но так как он, кроме голословных заявлений, не дал ничего, то все обвине­ние, построенное на его показаниях, по справедливости ос­талось неубедительным.

Как известно, 25 апреля прапорщик 16-го Сибирского полка Ермоленко был выпущен из плена немцами в тыл 6-й армии. Пойманный, приведенный в Штаб, он стал рассказы­вать, что послан для пропаганды сепаратного мира, что со­держание будет получать от украинца Скоропись-Иелтуховского, который направлен к нам немцами, как и Ленин, для работы по разрушению России; а в отношении Правительства оба получили задание в первую очередь удалить министров Милюкова и Гучкова.

В этом заявлении очень интересно найти подтверждение о заботах немцев по удалению названных двух министров, сведения о нем пришли к нам совсем иным путем из дела пуб­лициста К. Даже знаменательно, что в этом вопросе две раз­личные траектории, вышедшие из Берлина, попадали в одну точку. А так как наши данные из дела К. были основаны на подлинных документах, то, повторяя их, Ермоленко тем са­мым мог вызвать к себе некоторое доверие. Интересно так­же отметить, что К. и Ермоленко появились в разных концах России почти одновременно — в апреле.

Весьма ценно и указание на Скоропись-Иелтуховского, пользуясь которым можно было бы изловить последнего в Киеве, конечно, при условии, что Ермоленко сказал правду, будто именно от него будет получать деньги.

Что же касается до сообщения Ермоленко о Ленине, то оно не может рассматриваться даже как первое осведомление, по которому обыкновенно приступают к расследованию; о том, что Ленин послан немцами, мне не говорили только немые. На эту тему мы получали сотни писем. «Обратите внимание на Лени­на», — останавливали меня своими возгласами даже незнакомые люди. Ну, а дальше? На этом дело Ермоленко обрывается; но по недоразумению, его оставляют краеугольным камнем всей постройки, после чего она немедленно рассыпается.

Должен заявить, что Петроградская контрразведка кате­горически отмежевывается от Ермоленко. Больше того: у нас даже не было досье Ермоленко. До июльского восстания его фамилию я слышал только раз от Переверзева, а подробные показания, данные им в штабе 6-й армии, я узнал от самого Ермоленко только после восстания, когда 8 июля мне его прислала Ставка (Почему нам не сообщили раньше его показания? Как исполь­зовала Ставка самого Ермоленко? Мне неизвестно.).

Я увидел до смерти перепуганного человека, который умолял его спрятать и отпустить. П. А. Александров записал показания, а я его спрятал на несколько часов и отпустил. Пробыв в Петрограде не больше суток, он уехал в Сибирь.

Первые достоверные сведения об участии немцев в улич­ных беспорядках Петрограда и политических событиях, не предположения, а документальные данные, вошли в контрраз­ведку из дела публициста К*. В этом досье перед нами прежде всего телеграммы информационного характера, адресованные немецкому агенту — госпоже Брейденбейд, сообщающие шаг за шагом о несогласиях в недрах Временного правительства. За ними следует подробное собственноручное письмо К. той же Брейденбейд, представляющее донесения о работе по удале­нию Милюкова и Гучкова, сопровождаемые просьбами пере­дать партии центра Рейхстага, чтобы она перестала бряцать оружием и не требовала аннексий и контрибуций, со ссылкой при этом, что «Ленин не соглашается поддерживать эти тре­бования». Как ни толковать эту фразу, но она свидетельствует о каких-то переговорах с Лениным, то есть, выражаясь техни­ческим языком, устанавливает связь последнего с немцами.

Перелистывая дальше то же досье, мы попадаем на Степина. До революции Степин был агентом компании Зингер по продаже швейных машин в кредит, когда и приобрел многочис­ленные знакомства среди рабочих. Как выяснило наше рассле­дование, начиная с апреля месяца 1917г., Степин нанимал лю­дей для участия в большевицких демонстрациях. Увидев впер­вые Степина, я поручил проследить за ним младшему агенту наружного наблюдения Савицкому. Последний отличался боль­шой инициативой и поразительной изворотливостью. Способ­ный кубанский казак, Савицкий рванулся с места таким аллю­ром, что не прошло и нескольких дней, как сам познакомился со Степиным. Это личное знакомство совершенно не входило в обязанности агента наружного наблюдения, причастность ко­торого к контрразведке может быть вообще легко обнаружена. Для «внутреннего наблюдения» пользуются секретными сотруд­никами. Но Савицкий поставил меня перед совершившимся фактом, который мне, конечно, захотелось использовать. Оста­валось предоставить тайну Савицкого на волю случая. Однако Савицкий был не так прост: он, видимо, предусматривал все случайности, все время обводил Степина вокруг пальца и так до конца и сохранил свое инкогнито (Савицкий — агент старого режима; должен быть хорошо изве­стен моему предшественнику полковнику Якубову).

Конечно, за Степиным пришлось поставить других аген­тов наружного наблюдения. День за днем они доносят, что Степина часто посещают рабочие и солдаты разных полков, чаще других Финляндского, Павловского и Волынского. Сам он был человек осторожный, крайне подозрительный. Дело затягивалось. Все же хитрый Савицкий так его обошел, что Степин стал ему доверять и, наконец, в один прекрасный день, в середине июня пригласил Савицкого к себе в «бюро», куда имели доступ только очень немногие — избранные.

Прекрасно помню возбужденный доклад Савицкого, ког­да он, упоенный успехом, явился мне поздно вечером прямо от Степина после своего первого приглашения. «Бюро» по­мещалось во дворе большого дома на Екатерининском кана­ле. Оно состояло из двух комнат, которые были почти пустые: в них стояло два стола, несколько табуретов и один шкаф. Степин, по-видимому желая похвастаться перед своим новым гостем, открыл шкаф и показал Савицкому пачки денег в мелких купюрах по 5—10—25 рублей.

—  Сколько же их было? — спрашиваю я Савицкого, сам приходя в волнение, которое мне передается от докладчика.

—  Много, очень много! — отвечает Савицкий, уверяя, что они занимали целую полку, но приблизительной цифры на­ звать не берется, а также не знает, от кого их получил Сте­пин. Это предстоит ему выведать в следующие визиты.

Ловкий казак крутит голову Степину, обещает ему свои казачьи связи, все больше и больше входит в доверие, дела­ется частым посетителем «бюро», несмотря на косые взгля­ды вооруженных сторожей, которые днем и ночью зорко ох­раняют его вход.

Наружное наблюдение все неотступно следит за Степи­ным независимо от приключений Савицкого. Просматривая рапорты агентов, можно было убедиться, что не проходило и двух дней, чтобы Степин не побывал в штабе Ленина — в доме Кшесинской.

Наконец, 3 июля, около 6 часов вечера, Савицкий, застав Степина за раздачей денег солдатам, преклоняется перед его умом и талантом доставать деньги. Степин самодовольно возражает, что денег у него сколько угодно. Савицкий не ве­рит, обещает, что если так, то приведет ему своих казаков. Степин попадается на удочку, говорит, что он «первый чело­век» у Ленина, что последний ему во всем доверяет и сам дает деньги.

В эти часы по городу начиналось восстание. Савицкий спешит к начальнику наружного наблюдения П. А. Александ­рову. Последний, оценив обстановку, ставит дату на ордер, который взял у меня заранее для Степина, и его арестовывает.

Кстати, из рапорта агента наружного наблюдения мы точно узнали, что 3 июля Степин около 4 часов дня был в доме Кшесинской и оттуда поехал к себе в бюро.

Мы никогда не надеялись переловить всех Степиных. Нам достаточно было и одного.

На этом досье публициста К. закрывается.

Второе, совершенно независимое направление, обрисо­валось в Финляндии из отдельных признаков.

На одном из заседаний, устроенных Переверзевым, я познакомился с председателем финляндской национальной контрразведки. От него я узнал, что госпожа Коллонтай час­то бывает на двух дачах под Выборгом.

С другой стороны, комендант станции Торнео, поручик Борисов сообщил мне, что нащупал два места в районе Тор­нео, через которые отдельные люди нелегально переходят границу. Торнео не входило в мой район, но было очень ве­роятно, что именно в этих двух проходах нас ожидают инте­ресные встречи. Кроме того, положение Борисова после раз­вала было очень трудное; его следовало поддержать, тем бо­лее что он мог служить нам заставой.

Наконец, Временному правительству было известно, а меня об этом предупредил Переверзев, что в Германии име­ются клише для наших десятирублевых кредитных билетов. Они были изготовлены еще до войны; но в свое время Ми­нистерство финансов обратило внимание, что на отпечатан­ных в Германии кредитных билетах две последние цифры серии оказались слегка подчеркнутыми. Следовало ожидать, что такие десятирублевки будут двинуты к нам через Финлян­дию, а потому проходы у Торнео приобретали совершенно особое значение.

Важно отметить теперь же, что на некоторых солдатах, а особенно у матросов, арестованных после июльского восстания, мы находили эти десятирублевки немецкого происхож­дения с двумя подчеркнутыми цифрами (В т. II «Моя жизнь» Троцкий пробует снять и это обвинение, выдвинутое против большевиков еще Переверзевым и Штабом окру­га. Троцкий объясняет, что пойманных просто грабили под предлогом, что найденные у них деньги были отпечатаны в Германии. Своим не­удачным оговором Троцкий только удостоверяет и самый факт, и обо­снованность неприятного для большевиков обвинения. В главе «Пос­ледняя карта» читатель увидит, что все без исключения арестованные проходили через одну из 12-ти комиссий прокурорского надзора при Штабе округа, наблюдаемых нами. Комиссии зарегистрировали эти найденные немецкие деньги; причем состав прокурорского надзора, открыто, коллективно производимые дознания, само собой, исклю­чали всякое отступление от закономерности и от истины.).

Еще в мае все вместе взятое побудило меня командиро­вать в Финляндию своего опытного человека, который на месте исследовал бы интересующие нас вопросы. Выбор мой остановился на следователе С. Опытный в делах розыска юрист, он обладал богатой интуицией.

В мае и июне следователь С. несколько раз съездил в Финляндию. В Выборге он установил наблюдение за дачами, посещаемыми Коллонтай, на которых, как оказалось, проис­ходили встречи лиц, приезжавших из Петрограда и Торнео.

Под Торнео он помог Борисову обнаружить организацию контрабандистов, занимавшихся также переброской через кордон разных сомнительных путешественников.

Едва мы провели по этим вехам линию Петроград — Выборг— Торнео, как в первых числах июня Переверзев сообщил мне, что ему удалось получить сведения при по­средстве одного из членов Центрального комитета партии большевиков, что Ленин сносится с Парвусом (Парвус Александр, наст, имя Гельфанд Израиль Лазаревич (1867—1924), из мещан Минской губернии. Во второй пол. 1880-х годов принимал участие в работе революционных кружков Одессы. В 1886 г. выехал за границу, стал членом немецкой соц.-дем. партии. В 1900-х сотрудник «Искры», в 1903 г. меньшевик. Автор теории «перманентной революции». В 1905 г. вместе с Троцким возглавлял пер­вую революцию в России, входил в состав 1-го Совета рабочих депу­татов, был сослан в Сибирь.) письмами, от­правляемыми с особыми нарочными.

Вспомним вкратце давно известную историю Парвуса. Бежав из Сибири, Израиль Лазаревич Гельфанд, он же Пар­вус, поступил в социал-демократическую немецкую партию, а по объявлению войны был сначала командирован немецким Генеральным штабом для специальных заданий в Турцию. Здесь, пользуясь своими немецкими связями, он занимался поставками турецкому правительству, на которых нажил хо­рошее состояние.

Переехав в Копенгаген и получив генеральное предста­вительство на экспорт всего немецкого угля в Данию, Пар­вус основал там свой так называемый «научный институт», который, как известно, представлял собой международное бюро для ведения шпионажа в пользу Германии. Приняв сна­чала турецкое, а потом немецкое подданство, Парвус имел влияние в своей немецкой партии и выполнял поручения немецкого штаба.

Приведенные выдержки из послужного списка Парвуса были нам известны в 1917 году, еще до июльского восстания. Сбору сведений способствовали старые эмигранты, к кото­рым за справками обращался начальник контрразведки, сле­дователь В.

О том, что Парвус был политическим агентом немецко­го правительства, было также своевременно подтверждено с полной несомненностью двенадцатью представителями пет­роградской прессы в Копенгагене. Они произвели коллектив­ную анкету на месте и удостоверили этот факт телеграммой, которую послали за двадцатью подписями в Министерство иностранных дел. Телеграмма была распубликована петро­градской печатью 19 июля 1917г. (К характеристике Парвуса любопытный инцидент рассказал мне В. Л. Бурцев, но уже за границей, после октябрьской революции. В 1908 году Парвус, состоя еще в русской социал-демократической партии, растратил около 200 000 германских марок партийных денег, вырученных от продажи изданий Максима Горького на немецком языке, которые Горький пожертвовал партии. Парвус истратил их на женщину, скрываясь с ней по Европе.).

Нарочных от Ленина к Парвусу, о которых мне сообщил Переверзев, вероятнее всего можно было найти на тех же станциях Выборг и Торнео; поэтому мы усилили наблюдение по всей линии, а Борисов, поддержанный моими агентами, стал дотла обыскивать всех проезжавших и переходивших границу.

Не прошло и недели такого наблюдения, как в Торнео при обыске было обнаружено письмо, адресованное Парвусу. До конца июня таких писем было доставлено еще два. Все они, написанные одним и тем же почерком, очень корот­кие — не больше одного листа обыкновенной почтовой бу­маги, в 4 страницы, а последнее так даже в 2 страницы. Под­пись была настолько неразборчива, что даже нельзя было прочесть приблизительно. Содержание писем было весьма ла­конично, без всякого вхождения в какие-либо детали. В них просто приводились общие фразы, вроде «работа подвигает­ся очень успешно»; «мы надеемся скоро достигнуть цели, но необходимы материалы»; «будьте осторожны в письмах и те­леграммах»; «материалы, посланные в Выборг, получил, не­обходимо еще»; «присылайте побольше материалов» и «будь­те архиосторожны в сношениях» и т. п.

Первые два письма были перехвачены Борисовым при попытке переноса их через границу нелегальным путем. Тре­тье письмо было для нас особенно интересно. Его вез Лурье, а нашли его так. Наш агент Аносов, наблюдавший за одной из дач Коллонтай под Выборгом, заметил человека, вышед­шего из дачи и направившегося на вокзал. Агент, следуя за ним по пятам, доехал до пограничного пункта Белоостров, где точно выяснил, что то был Лурье, который возвращался в Петроград. Аносов показал его коменданту станции, есаулу Савицкому (Дела Аносова помнит мой выдающийся бывший сослуживец Ф. Чернышев, проживающий во Франции.). Через несколько дней Лурье снова выехал из Петрограда в Выборг, но уже Савицкий обыскал его до нит­ки, отобрал от него бумаги, среди которых и оказалось тре­тье письмо Парвусу. Имея так много указаний, установить автора писем было совсем не долго. Не надо было быть гра­фологом, чтобы, положив рядом с письмами рукопись Лени­на, признать везде одного и того же автора. Конечно, ввиду важности случая мы этим не ограничились: Александров при­вез двух присяжных графологов, выступавших с ним экспертами в Петроградском суде, которые, не задумываясь, и ут­вердили наше общее мнение. Письма эти читали все мои помощники и Переверзев.

Настойчивые просьбы Ленина, обращенные именно к Парвусу, о присылке «побольше материалов» были очень сим­птоматичны.

Принимая во внимание, что тогда в России существова­ла полная свобода печати, очевидно, не могло быть и речи о присылке секретным путем каких бы то ни было печатных материалов. Торговлей Ленин не занимался; таким образом, гипотеза о товарах также отпадала. Оружия у большевиков в петроградских полках было сколько угодно. Что же подразу­мевал Ленин под словом «материалы», обращаясь секретным путем к официальному германскому агенту? Но я воздержусь пока от вывода и перейду к третьему, совершенно самостоя­тельному, направлению.

—  Борис Владимирович, обратите внимание на Козлов­ского, — как-то сказал мне Переверзев.

—  Еще бы, Павел Николаевич! Да он мне жить не дает своими угрозами от имени Совета. Я поставил за ним наблю­дение.

С первых же шагов нашими агентами было выяснено, что Козловский по утрам обходил разные банки и в иных полу­чал деньги, а в других открывал новые текущие счета. По мнению наших финансовых экспертов, он просто заметал слады.

Расследование, однако, приняло серьезный характер лишь после того, как блестящий офицер французской служ­бы, капитан Пьер Лоран вручил мне 21 июня первые 14 те­леграмм между Стокгольмом и Петроградом, которыми об­менялись Козловский, Фюрстенберг, Ленин, Коллонтай и Суменсон. Впоследствии Лоран передал мне еще 15 теле­грамм (Общее число телеграмм было гораздо больше, оно было изъя­то военной цензурой после восстания).

Припомним, что Яков Станиславович Фюрстенберг, он же Ганецкий (Ганецкий (наст. фам. Фюрстенберг) Яков Станиславович (1879—1937), из мещан г. Варшавы, член Бунда и соц.-дем. Партии Кор. Польского. В 1901 г. выехал в Германию, до 1917 г. жил в основ­ном за границей. В 1914г. способствовал освобождению Ленина из тюрьмы в Новом Торге и переезду его в Швейцарию. После Февраль­ской рев. был связным между Лениным и Российским бюро ЦК РСДРП(б), участвовал в возвращении Ленина и др. соц.-демократов в Россию. В Россию приехал после октябрьского переворота. В де­кабре 1917 г. назначен помощником, затем гл. комиссаром Гос. бан­ка. В 1937 г. расстрелян.), состоя членом социал-демократической партии, был очень близким человеком одновременно и к Парвусу, и к Ленину. Парвус выписал Ганецкого из Австрии в Копенгаген, где сделал его своим помощником. В 1917 году Ганецкий был арестован в Копенгагене за контрабанду, а во­обще за ним там установилась репутация первоклассного мошенника. При поддержке Парвуса Ганецкий избежал суда, отделался крупным денежным штрафом и был выслан из Дании. Он выехал в Стокгольм, где все время служил связу­ющим звеном между Парвусом и Лениным*.

Привожу точные копии двадцати девяти телеграмм, пе­реданных мне капитаном Laurent.

1) Ульяновой** (Крупской) Широкая 48-9 Петроград Новый теле­графный адрес Сальтшэбаден Фюрстенберг.

2) Козловскому Сергиевская 81. Станкевича отобрали Торнео все сделали личный обыск протестуйте требуйте не­медленной высылки нам отобранных вещей не получили ни одного номера Правды ни одной телеграммы ни одного пись­ма. Пусть Володя (Ленин) телеграфирует прислать на каком разме­ре телеграммы для Правды. Коллонтай.

3) Фюрстенберг. Стокгольм. Сальтшэбаден. Номер 86 по­ лучила вашу 123. Ссылаюсь мои телеграммы 84-85. Сегодня опять внесла 20.000 вместе семьдесят. Суменсон.

4) Фюрстенберг. Сальтшэбаден. Стокгольм. Мой багаж у Леламеда пошлите с Марией. Белении.

5) Фюрстенберг. Сальтшэбаден. Приехали благополучно Белоострове ждали Мячеслава Франи с семьями. Телеграм­мы Козловского совсем неосновательны.

6) Козловскому Сергиевская 81, Суменсон Надеждинская 36. На днях еду Петроград день сообщу. Куба (Уменьшительное имя Ганецкого).

7) Фюрстенберг. Сальтшэбаден Стокгольм. Зовите как можно больше левых на предстоящую конференцию мы по­сылаем особых делегатов телеграммы получены спасибо Уль­янов Зиновьев.

8) Козловскому Сергиевская 81. Всетаки воскресенье приеду тогда урегулирую мандат.

9) Сальтшэбаден Козловскому Семья Мэри требует не­сколько тысяч что делать газет не получаем.

 

10) Гиза Фюрстенберг Сальтшэбаден. Финансы весьма затруднительны абсолютно нельзя дать крайнем случае 500 как последний раз карандашах громадные убытки ориги­нал безнадежно пусть Нюэ Банкен телеграфирует новых 100 тысяч Суменсон.

11) Козловскому Сергиевская 81. Первые письма получи­ли Нюэ Банкен телеграфировали телеграфируйте кто Соло­мон предлагает местное телеграфное агентство ссылается Бронека Савельевича Авилова.

12) Суменсон Надеждинская 36 Строчите могу ли сейчас приехать Генрих ждет.

13) Фюрстенберг Сальтшэбаден Смогу ответить только в конце недели. Суменсон.

14) Фюрстенберг Сальтшэбаден. Номер 90 Внесла Рус­ско-Азиатский сто тысяч Суменсон.

15)  Срочно Шадурскому Ротгейм 19 Христиания. Жди меня Христиании субботу выезжаю Стокгольм. Колонтай.

16)  Петроград Фюрстенберг. Гранд Отель Стокгольм. Увыпока мало надежды. Телеграфируйте можно ли ждать долго или предпочитаете приехать второй раз на мой призыв Пи­шите Суменсон Надеждинская 36.

17) Фюрстенберг Сальтшэбаден. Вашу получили. Кампа­ния продолжается потребуйте немедленно образования фор­мальной комиссии для расследования дела желательно при­влечь Заславского официальному суду. Козловский.

18) Суменсон. Надеждинская 36. Последняя Ваша теле­грамма 28 дайте окончательный ответ дольше ждать не могу.

19) Суменсон. Надеждинская 36. Сальтшэбаден счет письма выслал 5905 рублей внес Суменсон. Кржесковский Гранд Отель Улица Гоголя.

20) Стокгольм из Петрограда Фюрстенберг Гранд Отель Стокгольм. Нестле не присылает муки. Хлопочите. Суменсон Надеждинская 36.

21) Стокгольм из Петрограда Фюрстенберг. Гранд Отель Стокгольм. М-ль Юнгбек возвращается на днях из Мальмэ Петроград. Постарайтесь переговорить с ней Стокгольме. Суменсон Надеждинская 36.

22) Мальмэ из Петрограда. Пильдамевеган 12 Мальмэ. Пожалуйста повидайтесь Фюрстенбергом при Вашем отъез­де Стокгольм. Гранд Отель Суменсон Зверинская 38.

23) Из Стокгольма Суменсон Надеждинская 36 Петро­град. Телеграфируйте сколько имеете денег Нестле.

24) Петроград Фюрстенберг Сальтшэбаден. Вышлите немедленно рукописи о Польше и брошюру о литературе социалистической. Вронского и копию постановления Турова Козловскому Веселовский Бронислав 6 линия 48 кв. 8.

25) Суменсон, Надеждинская 36. Невозможно приехать вторично уезжаю Сигизмунд телеграфируйте туда остатки банках и по возможности уплатить по счету Нестле.

26) Сальтшэбаден из Петрограда Фюрстенберг Сальтшэ­баден. Телеграфируйте Мензикен Ааргау Варшавская благо­получно доехала Адрес Костовский Басков пер. 22 кв. 8.

27) Петроград Фюрстенберг Сальтшэбаден Стокгольм. Номер 22. Банк вернул взнос 100.000 приехать теперь невоз­можно Попросите Татьяну Яковлевну вернувшись помочь мне она там. Суменсон Надеждинская 36.

28) Сальтшэбаден Фюрстенберг. Последние десять слов Вашей телеграммы 30 непонятны. Прошу повторить Сумен­сон Надеждинская 36.

29) Фюрстенберг Гранд Отель Стокгольм Срочно кроме 28 посланы три телеграммы поездка теперь невозможна. По­слала письмо нарочным когда смогу приглашу вас приехать напишите не откажите платить моему тестю двести рублей привет Суменсон Надеждинская 36.

 

Содержание некоторых телеграмм не могло пройти не­замеченным.

В телеграмме № 2 говорится об одном из обысков, кото­рые закатывал проезжающим поручик Борисов в Торнео. В ней же странная просьба, чтобы Ленин телеграфировал, «каком размере присылать телеграммы для «Правды» (На третий день восстания, при очищении дома Кшесинской, где помещался штаб большевиков, была найдена следующая теле­грамма, отправленная из Стокгольма Ленину и подписанная Ганец­ким: «Штейнберг будет хлопотать субсидию для нашего общества обязательно прошу контролировать его деятельность, ибо совершен­но отсутствует общественный такт»).

Телеграмма № 6 подписана «Куба» — уменьшительное имя Ганецкого.

В № 7 Ленин и Зиновьев благодарят Ганецкого за полу­ченные телеграммы и просят продолжать.

Номера 10—11 —14 денежного характера— через Нюэ Банк и Русско-Азиатский.

Телеграмма № 24 подписана нашим старым знакомым Брониславом Веселовским из редакции «Правды», тем самым Веселовским, который послал телеграмму из Таврического дворца в Стокгольм Ганецкому для «Локаль-Анцейгер» о большевицкой демонстрации  См. гл. «Союзники».).

Часть телеграмм была иносказательного характера. Ко­нечно, содержание их наводило на некоторые размышления; но вся ценность телеграмм заключалась не в тексте, который можно без конца комментировать, а в адресах лиц, которым они посылались.

Я уже приводил те причины, вследствие которых нам не удавалось регулярно следить за Лениным. Телеграммы нео­споримо называли нам, кроме Ленина, еще имена тех, кто постоянно сносился с Ганецким — немецким агентом и к тому же еще доверенным Парвуса. В нормальных условиях такая несомненная связь во время войны с неприятельским аген­том, по меньшей мере, должна была бы сильно скомпроме­тировать, вызвать аресты. Где, в какой стране для доказатель­ства состава преступления требуется находить на шпионе обязательно денежные расписки с печатями? Как увидим ниже, в наших специальных условиях и банковских расписок с печатями оказалось недостаточно.

Зато телеграммы резко и безошибочно отделяли главных от всех остальных, тех главных, на которых стоило бросить все силы, и в этом и заключалось их громадное значение для контрразведки. Пустив столь точные адреса в разработку, мы сразу выбросились далеко вперед; каждый час стал нам при­носить все новое и новое. Только из телеграмм мы узнали впервые о существовании Суменсон. Выяснять, кто она та­кая, полетел старший агент Касаткин. Узнав от Касаткина, что она демимонденка (Дама полусвета, легкого поведения (от фр. le demi-monde — полусвет).), кстати сказать, совсем не первого разряда, я сейчас же направил на нее молодого человека Я-на, нашего способного и испытанного секретного сотрудника... В таких случаях вы обыкновенно не открываете карт агенту, а самое большее, что можете сделать в начале, это косвенно подтолкнуть его внимание в ту или иную сторону.

Давая задачу Я-ну, я не сделал и намека на большевиков, а только сказал коротко, что, «кажется, Суменсон занимает­ся какой-то торговлей».

Этот молодой человек в один вечер познакомился с Су­менсон. 20 июня он явился и сообщил, что Суменсон пере­ехала на дачу в Павловск, а он нанял у нее комнату и переез­жает в этот же день вечером.

— Только у вас о ней, по-видимому, неправильные све­дения: никакими торговыми делами она, по-моему, не зани­мается, — сказал мне, улыбаясь, Я-н.

Тем временем Касаткин донес, что Суменсон посетила Сибирский банк. Я сейчас же послал в банк Александрова с финансовым экспертом. Они выяснили, что Суменсон за пос­ледние месяцы сняла в одном этом банке около 800 000 рублей, а на ее текущем счету еще оставалось 180 000 рублей. В Сибирский банк, как то расследовал Александров уже после восстания, деньги переводил из Стокгольма, через Ниа Банк, Фюрстенберг (Ганецкий). Очень важно заметить, что от этих переводов денег и их получения Суменсон никак не могла бы отказаться, даже если бы обыск у нее не дал никаких резуль­татов: банковские книги и расписки Суменсон давали нам в этом полную гарантию. Некоторые из министров заявляли впоследствии, будто бы преждевременное разглашение све­дений об измене Ленина дало возможность большевикам спрятать все концы в воду. Но ведь следы в банках не исчез­ли, как не могли пропасть все вышеперечисленные подлин­ные письма и телеграммы, устанавливающие непрерывную близкую связь Ленина с немецкими агентами.

Те же министры говорили, что преждевременная ликви­дация дела помешала Ганецкому приехать в Петроград, а буд­то бы для обличения большевиков только и не хватало тех документов, которые эти министры рассчитывали найти на Ганецком.

О том, была ли ликвидация преждевременной, будет яс­нее видно из следующей главы. Что же касается ожидаемого приезда Ганецкого, то мы, конечно, о том знали, хотя бы из телеграмм Суменсон; но контрразведка не увлекалась пред­положениями найти на Ганецком бумаги, подписанные гер­манским канцлером, или пачку кредитных билетов с пре­проводительным письмом от Дисконте-Гезельшафт банка (При подробном расследовании было выяснено, что Ганецкий в Ниа Банке получал деньги из Дисконте-Гезельшафт банка). Контрразведка не могла строить дело такой государственной важности на догадках, надумает ли Ганецкий съездить в Пет­роград или нет, а тем более что он повезет на себе докумен­ты с печатями.

В июле в отношении самого Ганецкого я только пожалел, что, не приехав лично, он избежал возмездия и не попал в Петропавловскую крепость.

Чтобы не возвращаться больше к Суменсон, должен об­ратить внимание, что арестованная во время июльского вос­стания, она во всем и сразу чистосердечно призналась допрашивавшим ее в моем присутствии начальнику контрразвед­ки и Каропачинскому. Она показала, что имела приказание от Ганецкого выдавать Козловскому, состоящему в то время членом ЦК партии большевиков, какие бы суммы он ни потребовал, и притом без всякой расписки. Из предъявленных ею чековых книжек явствовало, что некоторые из таких единовременных выдач без расписки доходили до ста тысяч рублей.

Из писем, отобранных у Суменсон, можно было заклю­чить, что Ганецкий переводил деньги Суменсон под видом средств, необходимых для торговли и главным образом ап­текарскими товарами. Прикрываться коммерческой пере­пиской — обычный прием шпионов. Но было особенно ха­рактерно, что Суменсон даже и не пыталась прятаться за коммерческий код, а сразу и просто созналась, что никакого аптекарского склада у нее не было и вообще никакой торгов­лей она не занималась.

Показания Суменсон представлялись мне настолько ис­черпывающими, что, занятый другими делами, я даже не счел нужным присутствовать на ее дальнейшем допросе.

При нормальном режиме контрразведка не ведет след­ствия, а только производит расследования, которые переда­ет своему прокурору. Но в наших специфических условиях мы вынуждены были идти гораздо дальше: у прокурора были следователи, но не было розыскных органов.

В последних числах июня три изложенные выше самосто­ятельные группы дел, а именно: Степин, финляндская на Парвуса и, наконец, Суменсон—Ганецкий давали много материала для обвинения большевиков в государственной измене; они были достаточно разработаны. В них мы имели и неоспоримые связи с Германией, и немецкие деньги через банки, и даже раз­дачу этих денег в народ для участия в демонстрациях.

Контрразведка никогда не мечтала определить, какую сумму партия большевиков получила от немцев. Мы ее ни­когда и не высчитывали. Пути перевода должны были быть разные. Наша цель была доказать документально хотя бы одно направление.

Приведенные дела имели, конечно, свои подробности и разветвления, проходили по всем отделам; они составляли три законченных группы.

Мне не приходится говорить обо всех других расследо­ваниях, так как они не были закончены; но все же из них я не могу не привести еще двух.

Во-первых, досье компании «Сименс». Отделение этого общества на юге России было закрыто по подозрению в шпи­онаже еще при старом режиме распоряжением генерал-губер­натора Киевского округа.

Членом правления «Сименса» состоял достаточно извест­ный казначей партии большевиков — Красин. Интересно заметить, что до революции Красин был очень крут и требо­вателен к рабочим. Наоборот, после февральских событий он так потворствовал всем требованиям рабочих, что завод Сименса в Петрограде положительно развращал всю рабочую массу. Достаточно сказать, что, когда фабрики кругом закры­вались одна за другой от непомерных требований увеличения заработной платы, завод Сименса легко давал прибавки и своими ставками шел впереди других (Как доказать, почему директор повышает ставки рабочих?). Ленин называл завод Сименса своей цитаделью, сам очень часто туда наезжал, выступал на митингах, имел там большой успех.

Проникнуть непосредственно в дела правления завода мне представлялось невозможным. Но я не мог отказаться от мысли завербовать в отделе счетоводства своего информато­ра. Даже эта задача оказалась неимоверно трудной. С нею мне помог справиться Балабин незадолго до июльского восстания: он разыскал в отделе отчетности на довольно высоких ролях своего старого знакомого. После всевозможных обеща­ний и уговоров последний согласился безвозмездно, исклю­чительно из патриотических побуждений, меня информиро­вать. Но такие исследования тянутся медленно, а ускоренный темп революции не дал нам и оглянуться, как и это дело ка­нуло в Лету.

Второе незаконченное расследование относилось к тем деньгам, которые, как мы знали, германское правительство препровождало еще до революции через банк Сея в Швеции на нужды германских военнопленных в России. Эти деньги передавались через посредство консулов нейтральных держав, причем контроль над их расходованием был для нас недоступен. В этой области революция многое упростила, а число больных, ходатайства последних о льготах и побеги военно­пленных возрастали в угрожающей прогрессии. Больше того: одно это направление определенно вело нас к быстрой ката­строфе. Бывали случаи, что беглецы попадались на митин­гах и даже по шпионским делам прямого характера, как то произошло, например, с унтер-офицерами 206-го Прусского полка — Альфредом Ульке и Гансом Штрейх. Первый был пойман при попытке перейти финляндскую границу; на нем оказались фотографии мостов и карты с обозначением наше­го фронта, что привело в восторг генерала Потапова, кото­рый упорно продолжал считать, что поимка таких фотогра­фов должна составлять нашу главную обязанность.

События развертывались с головокружительной быстротой.

Едва прошла неделя, как Лоран передал мне телеграммы, а контрразведка начала захлебываться от чрезмерного числа срочных дел. Я имел обыкновение собирать на совещание ежедневно в 11 часов утра восемь квалифицированных юри­стов, военных и гражданских. Эти совещания протекали в дружеской обстановке. У нас не было соревнования и оскорб­ленных самолюбий, а просто каждый делился собранными сведениями и высказывал свои соображения. Иногда мы вме­сте ломали голову, как лучше поступить.

На таком совещании 1 июля собрались все восемь близ­ких мне людей, в том числе начальник контрразведки В., Александров, Каропачинский, Анатра и другие. В этот день я предложил всем присутствующим, начиная с младшего, высказаться о том, достаточны ли имеющиеся у нас данные для ареста большевиков. Здесь были разобраны главнейшие улики, и присутствующие совершенно без спора, единоглас­но признали, что по каждому в отдельности из трех первых, перечисленных выше, групп дел, данных было более чем до­статочно, чтобы привлечь большевиков по обвинению в го­сударственной измене.

Последним я спросил Александрова, мнение которого меня особенно интересовало, принимая во внимание его об­щеизвестную чрезвычайную осторожность в заключениях и общепризнанную репутацию одного из наиболее выдающихся русских судебных деятелей.

—      Какое еще может быть сомнение, Борис Владимиро­вич, — сказал Александров и, пожав плечами, добавил: — Что же еще надо?!

Тогда я поставил второй вопрос:

—      Когда приступить к арестам?

На этот раз первый взял слово Александров. Он говорил очень недолго и высказал лишь то, что одинаково понимали и чувствовали все присутствующие. Он сказал, что мы фак­тически не можем не только перехватать всех большевицких лидеров, не только войти в дом Кшесинской, но даже проникнуть в помещение большевиков, в третьем этаже нашего собственного дома и произвести обыск. А если бы нам и уда­лось задержать нескольких лиц, то они были бы выпущены даже не снизу, а сверху.

—      Но ведь вы не выдержите равновесия, и все пойдет прахом, — сказал мне Александров.

Конечно, то были факты. И я предвидел большое потря­сение; но о нем-то мы и мечтали! Переверзев мне часто го­ворил, что Россия погибла и ее может спасти только наша контрразведка. Первый раз он мне сказал так:

— Ведь вы же единственный, Борис Владимирович, кто имеет организацию и поддерживает правительство. Россия погибла.

— Павел Николаевич, мы говорим о Петрограде, — оста­новил я его, потрясенный.

— Да нет же! А я вам говорю о России — она погибла, — отвечает он мне убежденно. — Ведь я же сижу в правитель­стве и слушаю доклады, которые приходят со всех концов России. Докажите, что большевики изменники, — вот един­ственное, что нам осталось.

Итак, сведения собраны. В них единственная надежда. Допустить, чтобы последний ход сорвали — никак нельзя. А кем его сделать? Что произошло, когда 21 апреля Корнилов попробовал было вызвать лучший батальон, лучшую батарею. А дача Дурново? Сколько потребовалось ухищрений, чтобы привести людей якобы по приказанию Совета, чтобы захва­тить двух мелких мошенников, арестованных Совдепом, да, в конце концов, самим же пришлось лезть в окно. Какой сплошной кошмар быть начальником контрразведки в рус­скую революцию!

К мнению Александрова, высказанному на совещании, присоединились все немедленно. Но ждать, неизвестно до каких пор, мы тоже не могли.

Тогда тут же, на заседании 1 июля, я принял следующие решения:

1.       Приказал отменить производство всех 913 дел по шпи­онажу, больших и малых, находящихся в разработке контр­разведки и не имеющих прямого отношения к большевикам, дабы усилить работу против большевиков.

Такое распоряжение при обычных условиях следует при­знать чистейшим абсурдом. Оно нарушало систему, а, кроме того, очень часто из самых ничтожных новых расследований появляются как бы случайно новые пересечения, из которых возникают дела громадной важности. Но в данном случае я именно считал, что у нас и засечек, и доказательств совершен­но достаточно, а не хватало сил, которые надлежало сконцен­трировать, чтобы удержать за собой все приобретенное.

По-видимому, новый начальник контрразведки и его старшие помощники понимали этот вопрос одинаково. От­давая приказание, я его оговорил, что отступления могут быть для исключительных случаев, но каждый раз с моего особо­го разрешения. Просьб об отступлениях заниматься каким-либо другим делом я не получил.

2. Мы составили список двадцати восьми большевицких главарей, начиная с Ленина, и, пользуясь предоставленным мне правом, я тут же подписал именем Главнокомандующе­го двадцать восемь ордеров на аресты.

3. Практика мне показала, что то, чего мы не могли про­вести в Петрограде, из-за вмешательства Совета раб. и солд. депутатов, нам иногда удавалось осуществить вне столицы. Поэтому я решил немедленно начать наступление на финлянд­ском направлении по группе дел № 2 (Ленин — Парвус). Там, в Торнео и Белоострове, были активно настроенные комен­данты, а из попавших в список 28 большевиков больше по­ловины ездили к себе на дачи, а также в Выборг. Стало быть, была не исключена возможность их арестовать внезапно в вагоне, а к тому же зацепить с поличным. Из Финляндии я рассчитывал выйти на Петроград.

Поэтому в тот же день, 1 июля, я переселил на границу Финляндии целый отдел контрразведки с 40 агентами. На­чальнику его, тому же следователю С., я вручил ордера, при­казал арестовывать указанных в них лиц при их появлении на границе и немедленно о том доносить по телефону.

4. Я поставил в известность всех присутствовавших на совещании, что такой порядок будет продолжаться самое большее семь дней. В случае же, если за этот срок нам не удастся обличением и арестами в Финляндии вызвать возму­щение против предателей и тем создать благоприятную об­становку, мы все равно 7 июля приступим к ликвидации боль­шевиков в самом Петрограде.

 

Источник:

http://www.dk1868.ru...ikitin3.htm#z11

Ответить

Фотография Ученый Ученый 11.07 2013

Известно, что Ленин открыто выдвигал лозунг поражения России в войне, когда Временное правительство захотело предать Ленина суду, Ленин на суд не явился, а скрылся. Версия о том, что если бы Ленин явился на суд, его бы тут же убили, не убедительно. Например более смелый и принципиальный Троцкий сдался Временному правительству и никто его не убил, он был вскоре освобожден для борьбы против Корнилова. Так же известно, что Ленин принципиально отвергал террор и экспроприации, но де факто охотно брал "трофеи" группы Сталина-Камо, добытые путем вооруженного грабежа. Общеизвестно, что германские власти пропустили Ленина и других большевиков через свою территорию.

 

Я это говорю к тому, что ничего невероятного или сенсационного в том, что Ленин принял бы германское финансирование не было. Ленин был ловким и циничным политиком, и хотя безусловно осуждал германский империализм, вполне мог воспользоваться помощью немцев в политических целях.

Вызывает сомнение тот факт, что в 80-90е годы в прессе непрерывано печатались компрометирующие материалы против коммунистов вообще и Ленина в частности, однако никаких серьезных доказательств финансирования немцами Ленина не было. Считается, что Парвус через Радека платил деньги Ленину. Сколько денег, когда и по какому поводу неизвестно. Т.е. с исторической точки зрения это не доказательство. Иногда говорят что англичане и американцы финансировали Троцкого, опять же без всяких доказательств.

 

Заключение мира с Россией было очень важно для Германии, это был единственный серьезный шанс переломить ход войны. В то же время воюющие страны были в 1917 сильно истощены, и сомнительно чтобы немцы могли скажем как в современных "оранжевых революциях" выплатить всем участникам Октябрьского переворота по 1000 марок))) Да и само "предательство" большевиков не так уж и страшно по своим последствиям. Немцы перебросили все войска с русского фронта на западный и начали наступление на Париж, но наступление провалилось и немцы сдались. А Брестский мир был через полгода аннулирован большевиками. Украина все равно в 1918 году отделилась бы от России, немцы говорят вымыли вокзал в Киеве, и вообще их режим  был наиболее терпимым для населения.

 

Тем не менее это очень интересный вопрос. Если бы удалось доказать, что большевики выиграли гражданскую войну с иностранной помощью, это сильно бы их скомпрометировало. Но таких доказательств что-то не видно. Как это не парадоксально, но видимо население воспринимало большевиков как "русскую" партию, а белогвардейцев как иностранных марионеток.


Сообщение отредактировал Ученый: 11.07.2013 - 14:51 PM
Ответить

Фотография xaos_2 xaos_2 11.07 2013

Полностью соглашаюсь с Вами о том, что германское (и не только) правительство было заинтересовано в создании "режима наибольшего содействия" возвращения революционеров на родину. Во-первых, в самой Германии в 1917 начинался разгораться пожар революции, во-вторых, Германии была заинтересована в наибольшей концентрации революционеров всех мастей в России, что бы еще более разжечь противоречия между ними и, таким образом, иметь 100% уверенность в выходе России из активных боевых действий. Тем более на возвращение революционеров была направлена работа МИДа Милюкова. Вот, что он пишет:  "Шестым марта датирован указ о самой полной амнистии, ис­ключавшей лишь должностные преступления старого порядка, и немедленно же сделаны распоряжения о возвращении ... всех политических ссыльных и эмигрантов" (Милюков П. Н. История второй русской революции. М., 2001). Предпосылками к этому есть положения Декларации Временного правительства о его составе и задачах 3 марта 1917: "Полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям и аграрным преступлениям". Прямо на это указывает Керенский приводя ее текст.
То есть возвращение Ленина и его однопартийцев не было чем то особенным, это было возвращение в Россию одного из многих революционеров.
И уж совсем на этом фоне достаточно фантазийными есть обвинения в финансировании.
Глупо, конечно, отрицать, что ни прямо ни косвенно ни одна копейка со стороны Антанты/Германии не была направлена на развитие революции, хаоса. Но вести речь о целенамеренном финансировании именно большевиков - нет никаких оснований. Вспомните обвинения того же Милюкова Васильевым (описывает в своей книге) в использовании английских денег.  
 Советская история того периода всячеки приувеличивала роль большевиков в февральской революции и после её. Но, что по факту большевики не составляли сколько-нибудь значимую силу в Исполнительном Комитете Совета. Если посмотрим фамилии его руководителей, заместителей, то  увидим 2 большевиков лишь на мало-мальски руководящих позициях. Очень хорошую характеристику руководящего состава дает Милюков (Милюков П. Н. История второй русской революции. М., 2001).
Также исчерпывающую характеристику того периода, даже с учетом его любви к преувеличению своей роли,  дает Троцкий в Истории русской революции (т.1): Но и центральный большевистский штаб, состоявший из Шляпникова, Залуцкого и Молотова, поражает беспомощностью и отсутствием инициативы.
То есть, большевики в период Февральской революции и сразу после него играли какую то роль. Но она, по сравнению с, например, кадетами, народниками мизерная.  Зачем и как выделять миллионное финансирование средненькой партии - загадка даже для самих авторов подобных гипотез/сплетней.

По поводу т.н. "свидетельств" прапорщика Ермоленко и т.п.
Лета, спрошу прямо - Вы читали показания Ермоленко?
Достаточно подробно на них останавливается Троцкий в книге "Моя жизнь". Он четко указывет нестыковки, фальсификации данного "источника".
Весь остальной материал приведенной статьи - просто набор информации, частично фальсифицированный (например, момент, где Ленин выступал на заводе Сименс более, чем на других).

Ответить

Фотография K-49 K-49 11.07 2013

Известно, что Ленин открыто выдвигал лозунг поражения России в войне, когда Временное правительство захотело предать Ленина суду, Ленин на суд не явился, а скрылся. Версия о том, что если бы Ленин явился на суд, его бы тут же убили, не убедительно. Например более смелый и принципиальный Троцкий сдался Временному правительству и никто его не убил, он был вскоре освобожден для борьбы против Корнилова. Так же известно, что Ленин принципиально отвергал террор и экспроприации, но де факто охотно брал "трофеи" группы Сталина-Камо, добытые путем вооруженного грабежа. Общеизвестно, что германские власти пропустили Ленина и других большевиков через свою территорию.

 

Я это говорю к тому, что ничего невероятного или сенсационного в том, что Ленин принял бы германское финансирование не было. Ленин был ловким и циничным политиком, и хотя безусловно осуждал германский империализм, вполне мог воспользоваться помощью немцев в политических целях.

Вызывает сомнение тот факт, что в 80-90е годы в прессе непрерывано печатались компрометирующие материалы против коммунистов вообще и Ленина в частности, однако никаких серьезных доказательств финансирования немцами Ленина не было. Считается, что Парвус через Радека платил деньги Ленину. Сколько денег, когда и по какому поводу неизвестно. Т.е. с исторической точки зрения это не доказательство. Иногда говорят что англичане и американцы финансировали Троцкого, опять же без всяких доказательств.

 

Заключение мира с Россией было очень важно для Германии, это был единственный серьезный шанс переломить ход войны. В то же время воюющие страны были в 1917 сильно истощены, и сомнительно чтобы немцы могли скажем как в современных "оранжевых революциях" выплатить всем участникам Октябрьского переворота по 1000 марок))) Да и само "предательство" большевиков не так уж и страшно по своим последствиям. Немцы перебросили все войска с русского фронта на западный и начали наступление на Париж, но наступление провалилось и немцы сдались. А Брестский мир был через полгода аннулирован большевиками. Украина все равно в 1918 году отделилась бы от России, немцы говорят вымыли вокзал в Киеве, и вообще их режим  был наиболее терпимым для населения.

 

Тем не менее это очень интересный вопрос. Если бы удалось доказать, что большевики выиграли гражданскую войну с иностранной помощью, это сильно бы их скомпрометировало. Но таких доказательств что-то не видно. Как это не парадоксально, но видимо население воспринимало большевиков как "русскую" партию, а белогвардейцев как иностранных марионеток.

Это и неудивительно, так как сегодня потомки тех, кто поддержал в гражданскую большевиков, с удовольствием снова бы наступили на те же самые грабли. И точно также скрипят зубами при одном упоминании об иностранцах и их политических привычках.

 

Нет ничего зазорного в том, что какая то политическая сила использует иностранную финансовую помощь для достижения своих политических целей. Так поступают все политические движения и партии. Это абсолютно нормально.

 

Не нормально, когда такая помощь, полученная от государства, находящегося во враждебных отношениях с первым, напрямую оборачивается против него. Тогда эта помощь называется "подрывной".

 

Совсем недавно глава одного европейского государства прервал некоммерческую помощь других европейских и заокеанских государств, направлявшуюся различным внутренним общественным организациям, под предлогом того, что это помощь может быть "подрывной". И так же, как в случае с большевиками, он не представил никаких документальных свидетельств злонамеренности такой помощи, но это "прокатило".

 

Жаль, что не прокатило у Временного правительства в 1917 году. Иначе мы бы в этом году вместе праздновали 400-летие дома Романовых, а провинциальный адвокат Ульянов покоился бы еврейском кладбище в Симбирске. :unsure:

Ответить

Фотография Ученый Ученый 11.07 2013

Это и неудивительно, так как сегодня потомки тех, кто поддержал в гражданскую большевиков, с удовольствием снова бы наступили на те же самые грабли. И точно также скрипят зубами при одном упоминании об иностранцах и их политических привычках.

 

Нет ничего зазорного в том, что какая то политическая сила использует иностранную финансовую помощь для достижения своих политических целей. Так поступают все политические движения и партии. Это абсолютно нормально.

 

Не нормально, когда такая помощь, полученная от государства, находящегося во враждебных отношениях с первым, напрямую оборачивается против него. Тогда эта помощь называется "подрывной".

 

Совсем недавно глава одного европейского государства прервал некоммерческую помощь других европейских и заокеанских государств, направлявшуюся различным внутренним общественным организациям, под предлогом того, что это помощь может быть "подрывной". И так же, как в случае с большевиками, он не представил никаких документальных свидетельств злонамеренности такой помощи, но это "прокатило".

 

Жаль, что не прокатило у Временного правительства в 1917 году. Иначе мы бы в этом году вместе праздновали 400-летие дома Романовых, а провинциальный адвокат Ульянов покоился бы еврейском кладбище в Симбирске. :unsure:

Бонжур! Вы что-то пропали, я уж опасался, что Вы в Басманном суде где-нибудь))))))))))) Почему на еврейском? Ленин был православным)))) Вы 400 летие будете с портретом Че Гевары отмечать?)))


Сообщение отредактировал Ученый: 11.07.2013 - 16:21 PM
Ответить

Фотография xaos_2 xaos_2 11.07 2013

2 Ученый

В первую очередь народ не хотел продолжения войны. Посмотрите фото тех дней 1917 - сплошные лозунги: Конец войне, Николая кровавого в Петропавловскую крепость.

Хотя нашел и с требованием продолжить войну до победного конца.

 

"но де факто охотно брал "трофеи" группы Сталина-Камо, добытые путем вооруженного грабежа". Это тоже отдельная интересная тема,о том, сколько денег удалось использовать в результате экспроприаций и роль Сталина.

Ответить

Фотография Ученый Ученый 11.07 2013

2 Ученый

В первую очередь народ не хотел продолжения войны. Посмотрите фото тех дней 1917 - сплошные лозунги: Конец войне, Николая кровавого в Петропавловскую крепость.

Хотя нашел и с требованием продолжить войну до победного конца.

 

"но де факто охотно брал "трофеи" группы Сталина-Камо, добытые путем вооруженного грабежа". Это тоже отдельная интересная тема,о том, сколько денег удалось использовать в результате экспроприаций и роль Сталина.

В целом я согласен, что народ не хотел войны, но конкретно войны не хотели солдаты, а офицеры, высшие классы общества и интеллигенция хотели продолжения войны, это тоже народ. Хотя поскольку сами они на фронте не были, им проще было быть патриотами. Даже часть большевиков (едва ли не большинство ЦК) была против заключения Брестского мира. Вообще я думаю если бы России и удалось каким-то чудом дотянуть до капитуляции Германии, союзники бы их надули. Правда тогда не было бы революции.

 

Нащет денег от ограбления почты на Кавказе это наверно правда, потому что уже очень живописные подробности как Ленин с Крупской сжигают банкноты в печке. Трудно такое придумать. То, что Ленин очень большое внимание придавал "фандрайзингу" и не особенно церемонился в средствах, подтверждается фактами. Например большевики получили деньги по завещанию С.Морозова и других бизнесменов. Но это не является чем-то позорным. Все революционеры нуждаются в деньгах и отличаются аморализмом.


Сообщение отредактировал Ученый: 11.07.2013 - 16:46 PM
Ответить

Фотография xaos_2 xaos_2 11.07 2013

"Даже часть большевиков ... была против заключения Брестского мира"

Тут согласен на все 100. Вспомнить хотя бы демарши Ленина и интересную позицию Троцкого.

Хотя позиция Ленина тут ясна - в марте 1918 Германия "трещала по швам", не сегодня-завтра дело шло к капитуляции. Неужели тяжело согласиться на мир, если в этом же году его  аннулировать.

 

 

"Жаль, что не прокатило у Временного правительства в 1917 году. Иначе мы бы в этом году вместе праздновали 400-летие дома Романовых"

С чего бы это? Неужели Керенский стал монархистом и добровольно отдал бы власть???

7 марта Н2, его семью арестовывают, по приказу Временного правительства, не большевики, а группа офицеров,  среди которых - Корнилов. А в августе все тоже Временное правительство ссылает его на верную смерть в Тобольск. Но, как всегда, виноваты не кто иной, как большевики :P


Сообщение отредактировал xaos_2: 11.07.2013 - 19:48 PM
Ответить

Фотография shutoff shutoff 11.07 2013

...  Хотя позиция Ленина тут ясна - в марте 1918 Германия "трещала по швам", не сегодня-завтра дело шло к капитуляции. Неужели тяжело согласиться на мир, если в этом же году его  аннулировать.

...   Неужели Керенский стал монархистом и добровольно отдал бы власть???

7 марта Н2, его семью арестовывают, по приказу Временного правительства, не большевики, а группа офицеров,  среди которых - Корнилов. А в августе все тоже Временное правительство ссылает его на верную смерть в Тобольск. Но, как всегда, виноваты не кто иной, как большевики :P

 

  Только после заключения Брестского мира начинает наступление на Париж... Притом, граница с Украиной проведена и сегодня по линии Германского протектората 1918 г...

  В любом случае этот "трудовик" долго у власти не мог продержаться, с м.т.з.

  Почему "на верную смерть"? У Вас есть сведения, что Керенский с Лениным и Троцким договорились убить царя,  детей и слуг? Кто принимал решение об убийстве и его исполнял? Известно, что арестовывали "демократы" для суда над ним, которого он (Ник.2) не боялся, но убивали-то истинные Большевики!  ИМХО.

Ответить

Фотография K-49 K-49 11.07 2013

Бонжур! Вы что-то пропали, я уж опасался, что Вы в Басманном суде где-нибудь))))))))))) Почему на еврейском? Ленин был православным)))) Вы 400 летие будете с портретом Че Гевары отмечать?)))

Это я пропал?! Ну Вы, г-н Ученый, даете! Я тружусь на форуме, аки пчелка, опыляю всех, кого могу, своей "мудростью" :D

А чем я плох в костюме Че Гевары? Наоборот, весьма импозантен. Вот только разве, что бороденку придется постричь.

 

Относительно же российских судов, то я в последнее время стараюсь в Россию не ездить. Во-первых, у меня уже там нет никаких дел, а во-вторых, как то опасаюсь за себя.

 

Дело в том, что физиономией я вышел в своих поволжских предков, и у меня, как и у Ульянова, широкие скулы, смуглая кожа и узкий разрез глаз. А так как в России бьют, в основном, по морде, а не по паспорту, то я предпочитаю загорать под крымским солнцем. Здесь, среди крымских татар, я менее заметен.

 

Разве Ленин был православным? Странно, а я этого не заметил!


Сообщение отредактировал kurnavin49: 11.07.2013 - 22:18 PM
Ответить

Фотография Ученый Ученый 11.07 2013

"Даже часть большевиков ... была против заключения Брестского мира"

Тут согласен на все 100. Вспомнить хотя бы демарши Ленина и интересную позицию Троцкого.

Хотя позиция Ленина тут ясна - в марте 1918 Германия "трещала по швам", не сегодня-завтра дело шло к капитуляции. Неужели тяжело согласиться на мир, если в этом же году его  аннулировать.

 

 

"Жаль, что не прокатило у Временного правительства в 1917 году. Иначе мы бы в этом году вместе праздновали 400-летие дома Романовых"

С чего бы это? Неужели Керенский стал монархистом и добровольно отдал бы власть???

7 марта Н2, его семью арестовывают, по приказу Временного правительства, не большевики, а группа офицеров,  среди которых - Корнилов. А в августе все тоже Временное правительство ссылает его на верную смерть в Тобольск. Но, как всегда, виноваты не кто иной, как большевики :P

Ленин вседа был за мир, а вот Троцкий, "левые коммунисты" и Дзержинский были против. Но руководствовались они при этом не национальным патриотизмом, а давлевшей над ними идеей мировой революции. Революция в России не имела никакого смысла сама по себе, без мировой революции (конкретно во Франции и Германии), русская революция неизбежно бы погибла. А если Россия заключала мир, то это шло в ущерб революции в Германии.

 

Ленин был самым умным и реалистически мыслящим политиком, он был намного выше всех остальных большевистских лидеров. Но к сожалению его реализм сопровождался цинизмом, беспринципносью и кровожадностью. Все большевики кто открыто, кто про себя, считали что русских не стоит жалеть, типа что их много и они все равно ни на что не годяться.

Ответить